КОММЕНТАРИИ
В регионах

В регионахЛето на Кавказе

17 ИЮЛЯ 2008 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
conrad2001.ru

Летом, когда в горах легко ночевать и легко кормиться, на Кавказе начинается сезон войны. Сообщения о перестрелках, контртеррористических операциях и прочих баталиях поступают с Кавказа каждый день, и невнимательный взгляд не разберет разницы между происходящим в разных республиках. А между тем разница есть — и не просто существенная, а фундаментальная, как нельзя лучше характеризующая природу федеральной российской власти.

Возьмем Дагестан. Там на прошлой неделе центр гордо отчитался в проведении контртеррористической операции в г. Хасавюрт, что на границе с Чечней. Операция, точно, была — прилетели четыре десятка суперпрофессионалов из «Вымпела», ходили по адресам, задерживали, изымали оружие. Разве что странновато выглядел итоговый отчет: «задержано 11 боевиков». Это когда же боевики сдавались без единого выстрела, да такой кучей?

На самом деле ловили не боевиков, а чиновников городской администрации, милиционеров и их родственников — словом, если это и были боевики, то это были боевики могущественного мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова, а пуще его племянника Хабиба, человека весьма, как любят говорить в Дагестане, «дерзкого». То вступит в перестрелку с боевиками главы Хасавюртовского района Али Алхаматова, то в ресторане в пьяной драке всадит пулю в живот эфэсбешнику.

Раненый в живот эфэсбешник — это, конечно, нехорошо¸ но если вы думаете, что Москва послала «Вымпел» из-за эфэсбешника, вы слишком хорошо думаете о Москве. У мэра Хасавюрта — жесточайший конфликт с Рамзаном Кадыровым, и поговаривают, что именно у Сайгидпаши, а скорее у его брата Ахмедпаши скрывался Бадруди Ямадаев, младший брат Сулима Ямадаева, приговоренный в России к 12 годам тюрьмы за заказное убийство и ограбление ларька и отбывавший наказание в Чечне на должности фактического командира батальона «Восток».

То есть в двух словах: Кадыров не мог зайти на территорию Хасавюрта, потому что началась бы резня. Поэтому прилетевший из Москвы «Вымпел» решал проблемы Кадырова в соседнем Дагестане.

Пока элитное спецподразделение в поте лица трудилось для Кадырова, в соседней Ингушетии продолжалась стрельба.

В ночь на прошлую среду в село Мужичи вошли боевики. Боевики расстреляли троих «пособников федералов» и поехали дальше: часть поехала в Нестеровскую, обстреляла по дороге пост, поехала дальше, доехала до Орджоникидзевской и там утащила мента; а другая свернула в Сурхахи и там напала на дом сотрудника УФСБ.

То есть боевики ездили ночью по республике как хотели, и им никто не оказывал сопротивления. Они выставили посты на трассе, видимо, ожидая, что в Мужичи, или Сурхахи, или Нестеровскую поедет подкрепление — но никто не поехал.

И это не первый раз. Дело не просто в том, что в республике почти каждый день обстреливают, или убивают, или сжигают дома тех, кто служит Зязикову. Дело в том, что этим людям никто не приходит на помощь.

Боевики ворвались в дом вице-премьера Башира Аушева, курирующего силовой блок, Аушев убежал, дом сожгли. Никто не помог.  Обстреляли из гранатометов и подожгли дом советника президента Рашида Оздоева. Никто не помог. В селе Яндаре напали на дом братьев Курсаевых — все трое братьев служат в органах, двое в МВД, один в Госнаркоконтроле. Братья звали на помощь, никто не пришел, спустя несколько дней боевики пришли снова, сожгли пустой дом, забрали машины.

Это уже третья, терминальная стадия. Сначала президент Зязиков не ходил на соболезнования к милиционерам, убитым боевиками. Потом теракты стали скрывать: расстреляли в Карабулаке омоновца, разгонявшего митинг, власти сказали: самоубийство; обстреляли из гранатометов дом премьера — дело завели по статье «хулиганство». Теперь их долбят из гранатометов или врываются в дома, и — тишина.  Вы представьте себе самочувствие ингуша, который вырывал ногти у других ингушей ради президента Зязикова, и знает, что когда к нему в дом придут боевики, то никто ему не поможет.

Это не война, потому что нет второй — сопротивляющейся — стороны. Местные палачи не любят подставлять свои головы, спасая коллег, а московский «Вымпел» сдан в аренду: его послали в Хасавюрт.

На этом фоне в Чечне… А что, собственно, в Чечне? А ничего. То есть по мелочам все время что-то происходит. Ну, боевики подожгли дом участкового в селе (Мусолт-Ауле), менты рванули туда, по дороге попали в засаду, один убит, трое ранены. Ну, Кадыров прихватил известного проповедника Магомед-Салаха Мусаева, который здесь, в Москве, на Новокузнецкой, проповедовал: «Что вы боитесь Буша? Бояться надо только Аллаха». Кадыров подержал его четыре месяца в личной тюрьме, потом попил с ним чайку и отпустил. Боюсь, что Буш Магомед-Салаха тоже сплавил бы в Гуантанамо, а вот чаю бы потом с ним точно пить не стал.

Да, взорвались девять военнослужащих; там была перестрелка, тут труп. Под Рошни-Чу несколько молодых боевиков договорились о сдаче, их родственники с кадыровцами пошли в лес и попали в засаду других боевиков, которым не очень-то нравится, когда молодой парень выходит из леса: и джихаду ущерб, и мораль падает, и, конечно, он сдает все пароли и явки. Всех — и кадыровцев, и родичей боевиков — убили.

(В лес они, видимо, пошли потому, что зимой была жуткая история: молодые боевики, мальчишки 16-17 лет, которые недавно убежали в лес и которым такая жизнь быстро надоела, договорились с кадыровцами, что выйдут из леса, но их переговоры перехватило какое-то другое подразделение и мальчишек расстреляли на дороге.)

Все это — перестрелки, засады, «порше кайенны» с буквами «КРА», что, по нынешним временам, означает «Кадыров Рамзан Ахматович», частные тюрьмы, кадыровцы, которые ведут себя как хозяева жизни, — все это не есть хорошо, не имеет отношения к правам человека и будет продолжаться еще бесконечно долго.

Но все это — от «Вымпела», который расправляется в Хасавюрте с врагами Кадырова, до милиционеров, которые идут в лес не для того, чтобы убить там молодых боевиков, а для того, чтобы вытащить их из леса — есть чрезвычайно жестокая, чрезвычайно осмысленная, стратегическая политика, чеченская только по форме и китайская, изощренная, по содержанию.

К сожалению, политика Москвы — начиная от потери контроля над территорией Ингушетии до сдачи в аренду того же «Вымпела» — лишена не только стратегии, но хотя бы проблесков смысла. Потому что, между прочим, Сайгидпаша Умаханов — это тот самый мэр Хасавюрта, который в 1999-м воевал с Басаевым, вторгшимся в Дагестан, и перекрыл своими боевиками дорогу главе Дагестана Магомедали Магомедову, когда тот собрался на встречу с Масхадовым. Если б Сайгидпаша перешел тогда на сторону Басаева, то Россия потеряла бы не только Дагестан. У России маленький должок перед мэром Хасавюрта: должок, за который можно простить даже пулю в животе пьяного эфэсбешника.

Обсудить "Лето на Кавказе" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Антигосударство // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Конец раздвоения личности, или Единство противоположностей // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
О троцкизме в Южной Осетии // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
87 тыс. ингушей и 5 тыс. либералов // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Способ управления страной // ЛЕОНИД РУЗОВ
«Ликвидировать с глушителем» // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Шестилетний боевик // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Ингушетия. Чеченская улица // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
План Басаева-Зязикова // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Выстрелы в будущее: год спустя // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ