КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В Кремле87 тыс. ингушей и 5 тыс. либералов

29 ФЕВРАЛЯ 2008 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
og.ru/ntv.ru/ej.ru
На нашем уважаемом портале (и не только) вот уже несколько недель идет акция «Я в фарсе участвовать не буду». Фарс — это выборы Медведева, а участникам акции предлагается подтвердить, что он, Иван Иванович Сидоров или Сидор Сидорович Иванов, в фарсе участвовать не будет. Подписные листы сдадут в ЦИК.

Несколько месяцев назад в Ингушетии прошла акция «Я не голосовал». По официальным итогам выборов в Ингушетии сообщили, что явка составила 98%. В Ингушетии зарегистрировано 168 тыс. избирателей. Значительная часть из них просто умерла (их не вычеркивают из списков, чтобы получать пенсии), а другая часть живет в Москве.

И вот по домам и селам пошли люди. Это были не просто разрозненные люди с бумажками. Это были представители тейпов. Уважаемый человек обходил односельчан с вопросом: «А вы голосовали или нет?» Уважаемого человека приглашали в дом. С уважаемым человеком обсуждали свадьбу троюродной племянницы, похищение двоюродного племянника и новый дом, построенный родственником президента Зязикова на украденные из бюджета деньги.

И, разумеется, все подписывались. Потому что горы — они стеклянные. И всем все известно: и сколько денег предлагал Зязиков в Кремле за Звезду Героя; и сколько заплатили тем омоновцам, которые согласились стрелять в народ; и кто через неделю после этого застрелил одного из омоновцев; и кто влепил гранату в дом председателя правительства; и кто принял участие в акции, а кто струсил. И абстрактное недовольство властей куда менее страшно, чем конкретное презрение всего села.

И вот по итогам акции 54% зарегистрированных избирателей подписались, что не голосовали. С учетом тех, кого на самом деле нет в живых, кто бегает по лесам и кто живет в Москве — это и есть вся республика, за исключением ближайшего окружения Зязикова.

И ведь дело не только в акции «Я не голосовал». Дело в ингушах, которые отбивают в селах арестованных из рук «эскадронов смерти»; в ингушском ОМОНе, который в Карабулаке избил чекистов, застреливших на глазах толпы безоружного человека; в свалке в Старых Ачалуках, когда безоружная толпа кинулась на федеральные бэтээры, устроившие пробку на въезде в село, побила солдат и сожгла бы машины, если бы не местные милиционеры, уговорившие толпу этого не делать. Дело в собраниях тейпов, которые один за другим выражают недоверие Зязикову, и в том, что даже чеченский и осетинский ОМОНы отказались по приказу Зязикова стрелять в митинг 26 января.

Теперь скажите мне, какой смысл акции «Я не буду участвовать в фарсе»? В маленькой Ингушетии подписи оставили 87 тыс. избирателей. В остальной большой России в акции «Я не будут участвовать в фарсе» на момент, когда я пишу, участие приняли 5092 человека.

Сколько еще подпишут? Тысяча? Две? Три?

Да хоть десять тысяч. Ясно же, что количество принявших участие в акции будет заведомо меньше числа тех, кто, по данным ЦИКа, не пришел на участки. «Вы не хотели участвовать, — скажет ЦИК, — вот вы и не голосовали. А Медведев победил с результатом 71,5%».

Для того чтобы подобная акция имела успех, степень ответственности гражданина перед обществом — или перед родом — должна быть куда выше.

Как в Ингушетии, например.

Давно ли вы видели, чтобы в Москве, Рязани или Иваново, когда менты в очередной раз по пьяни забили кого-то в участке, возле этого участка собрался бы митинг из нескольких сотен родичей? Давно ли вы видели, чтобы на въезде в город, где гаишники устроили пробку и вымогают деньги, водители повыскакивали бы из машин и избили гаишников? Давно ли вы видели, чтобы в России человек, у которого менты избили и похитили сына, нашел бы того, кто это сделал (как это сделал Макшарип Аушев) и предъявил бы власти счет. А потом перемещался бы, совершенно открыто, в сопровождении десятков, а то и сотен родичей, так что никто не решался его арестовать. И для того, чтобы это сделать, понадобилось бы устроить ему ловушку — сжечь из огнемета дом его брата, а потом ждать, пока он один приедет на пожар?

Давно ли вы видели, чтобы по всем районам, селам и городкам прошли, скажем, сельские и районные референдумы, на которых было бы сказано: «Так жить нельзя»?

В Ингушетии на каждом перекрестке по бэтээру. Если их убрать, от Зязикова клочка не останется, хоронить будет нечего. Как вы думаете, какой процент российских избирателей готов разорвать на клочки Путина или Медведева? 0,0008%? 0,000009%?

Да, выборы Дмитрия Медведева — это фарс.

Но это фарс потому, что в России ничтожное количество людей, которые хотят, чтобы выборы были выборами.

И акция типа «Я не буду участвовать в фарсе» имеет шансы на успех либо в обществе свободных граждан, считающих право выбора священной и неотъемлемой частью своей свободы; либо в родовом обществе, в котором каждый член соизмеряет свои поступки с честью родичей и именем рода и не может допустить, чтобы поведение власти, надругавшейся над народом, тейпом и духом, осталось совсем уж безнаказанным.

В обществе люмпен-избирателей фарсом, увы, оказываются не выборы. В обществе люмпен-избирателей фарсом оказывается протест.

Так что лучше, господа, зайти на cikr.org.ru, скачать оттуда бюллетень и проголосовать за Ктулху…

Обсудить "87 тыс. ингушей и 5 тыс. либералов" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
«Партия перемен» сохраняет традиционные практики // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В кольце врагов — как и заказывали // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В СМИ //
В блогах //
Предвыборный милитаризм // ЛЮДМИЛА ВАХНИНА
В блогах //
Прямая речь // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В СМИ //