Что делать?
26 апреля 2019 г.
Иерархия — в наших генах
11 ИЮНЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ



У историков и этологов противоположное восприятие автократических и тоталитарных государств. Для историка эти многоступенчатые иерархические образования — достижение разума, блестящей организации гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организациями прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка. Для этолога — это примитивные, основанные на инстинктах самообразующиеся структуры, разросшиеся до гигантских размеров. И построили их не гении, а паханы.

Этологи показали, что люди, подобно своим предкам-обезьянам, всегда формируют мужскую иерархическую пирамиду. Это закон природы, наша генетическая программа. Противостоять ей невозможно. Люди могут образовать огромную по масштабам, но примитивную по устройству структуру соподчинения — авторитарную империю. Но она — не самое лучшее из того, что люди могли бы создать.

Неформальные иерархии всегда возникают в тюрьмах, армии, школах, детских домах. В тюрьме лидерами становятся паханы — уголовники с жаждой неограниченной власти. Пахан окружают себя «шестерками» — слабыми людьми, подпевалами, которые исполняют его волю. Отмечено, что из-за неосознанного страха перед авторитарным правителем люди проявляют к нему подобострастие. Это такая особая «любовь» к тирану. Она может быть ослепляющей. Авторитарных лидеров любят женщины и мужчины низких рангов в иерархии. Об этом свидетельствует любовь народов к царю, Сталину, Гитлеру, массовая поддержка Путина и других диктаторов и авторитарных лидеров на выборах. Лишь близкое окружение питает к ним скрытую неприязнь.

Люди относятся так к диктаторам потому, что это помогает им выйти из атмосферы страха. Щелк, и все: он во всем прав, он прекрасный человек и за искреннюю твою любовь сделает тебе приятное — убьет последним, а может, даже и пощадит. Жить становится легче, жить становится веселее… Когда Сталин приказывал расстрелять вчерашнего соратника, тот нередко умирал со словами «Да здравствует Сталин!».

Этологов интересовало, какие качества выносят диктаторов на вершину пирамиды власти. Оказалось, нужны агрессивность и настырность. Остальные качества не важны. Лидер может быть сильным или слабым физически, злопамятным или отходчивым, сообразительным или туповатым, заботиться «о своих» или быть к ним равнодушным. Победа в стычках в любых иерархиях достается не более сильному, а тому, кто навязывает конфликт, умело угрожает, а сам легко выдерживает чужие угрозы. Таким настырным в школе уступают, потому что не хотят связываться. В них копится заряд нереализованной агрессивности и желания оказаться наверху. Став взрослыми, они начинают борьбу за свой ранг другими способами, действуя услужением, интригами, травлей и т.п. Если им удается захватить власть, они распоряжаются ею мерзко.

За редким исключением все авторитарные лидеры и диктаторы, цари и императоры ведут себя схожим образом. Власть им важна, но важен и престиж. У пирамид фараонов и роскошного особняка Дмитрия Медведева, у Зимнего дворца российских императоров и у огромных яхт наших олигархов — одна природа. Это первобытное престижное потребление, желание показать окружающим свое превосходство. Оно толкает их на сбор дани с тех, кто стоит на нижних уровнях иерархии. Так что корни эксплуатации рабов, крепостных и нынешних россиян, присвоение власть имущими денег из казны и доходов от экспорта нефти, газа и иных природных богатств страны надо искать во врожденном желании не только прорваться на верх пирамиды, но и продемонстрировать всем свое превосходство над простолюдинами.

Есть в наших генах и программа добивать тех, на кого укажет диктатор. Это тоже переадресованная агрессия, возникающая из-за страха перед ним и его «шестерками». Агрессия переносится на тех, кто слабее нас. Если вчерашний начальник — сегодня обвиняемый, то его можно бить и поносить. Сколько проклятий сыпалось в адрес вчерашнего героя войны Тухачевского, когда Сталин решил «зачистить» всю верхушку армии. Десятилетиями позже от Хрущева требовали на собраниях расстрелять членов «антипартийной группы». Этот инстинкт травли позволяет диктатору без особого риска подавлять любых нижестоящих в иерархии. Но часто люди травят поверженных не бескорыстно, надеясь, что начальство оценит их и повысит в должности.

Признать неизбежность иерархий для человеческих сообществ — не значит оправдать любые их формы. Ведь эта генетическая программа отбиралась природой для стада приматов, а не для цивилизованных людей. Избежать ужасов тирании можно лишь тогда, когда культура народа позволяет ограничить права иерархов. Одним народам это удается, другим пока нет. У жителей Древней Греции это получилось, там важнейшие решения принимались собранием граждан Афин. А у татаро-монголов власть хана в Средние века оставалась абсолютной, он мог убить любого. Такой же она была и у наследников орды — царей Московии.

Англичане в ходе Славной революции смогли почти бескровно заменить абсолютную власть королей на власть избираемого парламента, отражавшего интересы разных социальных групп. Во Франции не обошлось без кровопролитной революции. Но результат был один: закрепленную в генах программу авторитарной иерархии ограничили достижениями культуры, то есть перешли к выборности органов власти, реальному разделению властей, обеспечили независимый суд, гарантии собственности, прав и свобод граждан.

В России попытка декабристов ограничить самодержавие кончилась их казнью или ссылкой. Лишь в 1906 году на волне революции монарх даровал Государственной думе куцые права. Но не прошло двух десятков лет, как россияне покорно приняли диктатуру большевистского царя Сталина и его «шестерок» — опричников из НКВД.

Но и сегодня, спустя без малого 100 лет, три четверти россиян считают авторитарную иерархию нормой, гарантирующей им стабильность в нищете (и миллиарды олигархам). Другой власти им не надо. Избираемый россиянами парламент имеет мизерный рейтинг. Выходит, что по уровню развития политической культуры, способной противостоять заложенной в гены корыстолюбивой властной иерархии, мы отстаем от Европы на сотни лет.

Зная, к чему приводит бесконтрольное образование иерархий, людям полезно входить сразу в несколько маленьких иерархий с разнообразными интересами. Важно, чтобы эти группы были независимы друг от друга и не создавали супериерархии. Ведь человек чувствует себя свободным, если может:

– не участвовать в иерархической структуре;

– участвовать во многих структурах и занимать разные иерархические ранги;

– свободно покидать любую из них;

– сам организовывать новую группу, соответствующую его интересам и представлениям.

Именно поэтому авторитарные режимы ограничивают разнообразие общественных объединений, но создают супериерархии вроде КПСС или партии «Единая Россия», стремясь контролировать их сверху.

Успешное развитие любой страны (Россия не исключение) зависит от того, сможет ли ее народ вместо авторитарной иерархии создать парламентскую республику, системы местного и регионального самоуправления, обеспечить гарантии прав и свобод граждан. Ведь именно их инициатива и предприимчивость, не стесненные произволом власти, служат двигателем прогресса. Тем, кто понимает эту аксиому, уместно задать вопрос: как же преодолеть стремление россиян иметь иерархию с царем-президентом во главе?

Фото: кадр из фильма "Джентельмены удачи"













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».