Украина
20 сентября 2019 г.
В Киеве задержан журналист… Журналист ли?

ТАСС

В минувшую среду в Киеве в редакции РИА «Новости» Украины прошел обыск, после которого СБУ задержала главу агентства Кирилла Вышинского. Как следует из сообщений представителей украинского силового ведомства, он обвиняется в «подрывной деятельности» в Крыму, а так же в «поддержке ДНР и ЛНР». Ему предъявлено обвинение по статье о государственной измене. При обыске в доме самого Вышинского были обнаружены российский паспорт, медаль «За возвращение Крыма» и удостоверение, свидетельствующее о том, что г-н Вышинский награжден российским орденом «За заслуги перед отечеством». Сейчас он этапирован в Херсон, где находится офис прокуратуры автономной республики Крым, которая и завела дело против руководителя пророссийского портала. Скорее всего, уже в четверг Вышинский предстанет перед местным судом, который и определит ему меру пресечения.

ТАССРоссийский официальный истеблишмент кипит от возмущения. Депутаты, представители МИДа, руководители федеральных СМИ в едином порыве встали на защиту свободы прессы и самовыражения в сопредельном государстве. Реакция эта вполне предсказуемая и вряд ли заслуживает нашего с вами внимания. Но вполне критически о жестких мерах в отношении представителя СМИ высказались и некоторые либеральные журналисты, чье мнение нам интересно и важно. Так, скажем, мой товарищ и многолетний автор «ЕЖа» Антон Орехъ на сайте «Эха» опубликовал колонку, в которой прямо осуждает действия украинских силовых ведомств. Соглашаясь с тем, что пропаганда «отвратительна», «убивает личность и загаживает мозги», он все же полагает, что «с пропагандой нельзя бороться полицейскими методами».  Далее Антон предлагает нам представить себе «зеркальную ситуацию». Дескать, вы же, дорогие либералы, первыми станете вопить, если ФСБ в Москве начнет «врываться в офисы иностранных СМИ и вязать там журналистов».  (Тут не отвертишься – станем, конечно. Вот только, насколько эта ситуация «зеркальная»?) Заканчивается текст призывом ни в коем случае не репрессировать Соловьева с Киселевым после победы в России сил добра над силами зла, а бороться с их лживой пропагандой исключительно профессиональными методами.

Эта ясная и принципиальная позиция, несомненно, заслуживает того, чтобы вылиться в конкретные действия, и ее логичным продолжением стал бы призыв со стороны уважаемого Антона Ореха ко всем четырем странам, в свое время сформировавшим Нюренбергский трибунал, немедленно реабилитировать Юлиуса Штрейхера, главного редактора нацистской газеты «Штурмовик», казненного по приговору этого самого трибунала за антисемитскую пропаганду и призывы к геноциду. Замечу (и это представляется мне крайне важным), никаких иных обвинений ему не предъявлялось. Потому что этот страшный приговор исключил возможность для прогрессивных журналистов того времени в открытой и свободной дискуссии поспорить с господином Штрейхером о целесообразности лагерей смерти и массовом истреблении евреев.

Ну, и раз уж мы тут занялись разбором «зеркальных» ситуаций… (Не я, заметьте, встал на этот рискованный путь.) Украина, весь цивилизованный мир (да и, извините, ваш покорный слуга и даже, посмею предположить, сам Антон Орех) считает Крым аннексированной территорией. Другими словами – налицо преступление против суверенной страны. А если есть преступление, то логично предположить, что существуют и виновные в его совершении… И вот, у одного из граждан Украины обнаруживается награда, выданная, между прочим, министром обороны страны-оккупанта Сергеем Шойгу как раз по этому поводу. В сопутствующем документе прямо так и говорится: «За возвращение Крыма». Так, можем ли мы упрекать силовые органы Украины в том, что они хотят досконально разобраться в этом вопросе и установить реальную роль г-на Вышинского в совершении тяжких преступлений на территории Украины?

Теперь что касается судьбы фронтменов и рядовых участников российского пропагандистского проекта в постреволюционной России… Я вслед за Орехом выскажусь категорически против репрессий в их адрес. Тем более – внесудебных! Но без открытых и гласных процессов обойтись, конечно, не удастся. Приведу простой пример. Все мы помним историю с «распятым в Донбассе мальчиком». Теперь представьте себе, что конкретная женщина приносит заявление в прокуратуру, в котором говорится, что ее сын в 2014 году поехал в Украину, участвовал там в боевых действиях (то есть, возможно, убивал других людей) и сам погиб после просмотра соответствующего сюжета по телевизору. Вот он прямо ей так и сказал: «Дорогая мама, смотри, что там творится, я не смогу дальше жить, если не вмешаюсь!» Но теперь из СМИ она выяснила, что информация о «распятом мальчике» была ложью, и получается, что ее сына дезинформировали, а, следовательно, гражданин России погиб зря. Теперь она просит прокуратуру установить конкретных виновных в этом преступлении. Что в этом случае делает нормальная прокуратура? Правильно – заводит уголовное дело, в рамках которого пытается выяснить все нюансы и детали случившегося.

Я крайне не люблю терминологические дискуссии и считаю их контрпродуктивными. Но даже пропаганда, основанная на заведомо ложных фактах, может быть разной. Взять, скажем, пропаганду здорового образа жизни. К примеру, вам с экрана телевизора рассказали, что, если вы по утрам будете пробегать по десять километров, то проживете до ста двадцати лет. Это одна история. Но если вас годами убеждают в том, что в соседней стране едят детей, и вы, возмущенный, бросаетесь на спасение малюток, нарушая при этом массу разных законов, убивая других людей, и в итоге гибнете сами, то это совсем другая история.

И общественная реакция на данные события не может быть одинаковой.            



Фото: 1. Украина. Военнослужащий СБУ. Валерий Матыцин/ТАСС
2. Ukraine Media. Kiev. 15.05.2018. Kirill Vyshinskiy, bureau chief of RIA Novosti news agency in Ukraine, posing for a photo in Kiev, who was detained on suspicion of treason. Ukraine's state security agency raided offices of two Russian state-owned media outlets in the Ukrainian capital Tuesday and leveled treason accusations against Vyshinskiy, a move that drew sharp criticism from the top trans-Atlantic security and rights group. (AP Photo/Evgen Kotenkо)/TASS













  • Константин фон Эггерт: Путин хочет прощупать позиции Зеленского и посмотреть, сможет ли Кремль вписать украинскую повестку в решение проблемы транзита власти в 2024-м. 

  • "Ведомости": .«Сложный процесс переговоров по обмену заложников продолжается. Держим кулаки!» – написала в Facebook и пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская.

  • Юрий Бутусов: Обмен может быть признан состоявшимся только после вылета самолета. Вылета нет. Не понимаю, почему нельзя дождаться официального подтверждения информации?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Обменный курс на московском невольничьем рынке
30 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Московский невольничий рынок заработал. В столичные СИЗО были свезены для обмена все или почти все главные украинские пленные: Олег Сенцов, Роман Сущенко, Владимир Балух, Павел Гриб, Станислав Клых, Александр Кольченко, Николай Карплюк, Эдем Бекиров, захваченные в Керченском проливе украинские моряки.  Более суток вокруг спецоперации Кремля «большой обмен» сгущался туман, из которого периодически лениво вылетали жирные «утки». То Алексей Венедиктов сообщит, что самолет с освобожденными украинцами должен приземлиться в Киеве в 5 утра 30 августа. То новый генпрокурор Украины Руслан Рябошапка в своем Фейсбуке в ночь с 29 на 30 августа напишет: «Молимся. Обмен завершился: моряки, Сенцов, Карплюк, Балух, Гриб летят домой». 
Прямая речь
30 АВГУСТА 2019
Константин фон Эггерт: Путин хочет прощупать позиции Зеленского и посмотреть, сможет ли Кремль вписать украинскую повестку в решение проблемы транзита власти в 2024-м. 
В СМИ
30 АВГУСТА 2019
"Ведомости": .«Сложный процесс переговоров по обмену заложников продолжается. Держим кулаки!» – написала в Facebook и пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская.
В блогах
30 АВГУСТА 2019
Юрий Бутусов: Обмен может быть признан состоявшимся только после вылета самолета. Вылета нет. Не понимаю, почему нельзя дождаться официального подтверждения информации?
Согласится ли Киев на «похабный мир»?
8 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очередное перемирие между украинскими военными и донбасскими сепаратистами, объявленное 21 июля, долго не продержалось. 6 августа минометной миной, привязанной к боеприпасу гранатомета (изобретение многолетней окопной войны), были убиты четверо украинских военнослужащих. Неформальным образом соблюдение перемирия гарантировалось первым телефонным разговором украинского президента и Владимира Путина. Поэтому Владимир Зеленский немедленно позвонил российскому президенту еще раз. Состоялся длинный разговор, содержание которого стороны излагают по-разному.
Прямая речь
8 АВГУСТА 2019
Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.
В СМИ
8 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.
В блогах
8 АВГУСТА 2019
Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.