Что делать?
20 июля 2019 г.
Российская приватизация
2 АПРЕЛЯ 2018, ЕВГЕНИЙ ЯСИН

ТАСС

Дайджест подготовлен Георгием Погожаевым по статье д.э.н. Е. Ясина, Президента фонда «Либеральная миссия» (Права собственности, приватизация и национализация в России. Новое литературное обозрение, 2009)

«Можно сказать, что возможности, предложенные большинству граждан – членам трудовых коллективов и остальному населению, были призрачны. Чтобы добиться их реализации, нужны были колоссальные усилия, в том числе большого числа активистов, – например, по осуществлению идей рабочего самоуправления на базе второй модели льгот. Такие усилия некому было предпринимать, таких активистов не было. Трезвая оценка этих популистских обещаний такова: они с самого начала были обречены на невыполнение.

Для экономики, для её будущего развития это было лучше. Для будущей легитимации прав собственности новых владельцев это было хуже». «Ваучеры были специальными «деньгами», создавшими искусственный спрос на госимущество. Они прекратили своё существование 1 июля 1994 года. А в ПИФы уже должны были пойти настоящие деньги и акции с растущей капитализацией. Однако в выстроенные скорлупки деньги не потекли, а портфели акций, скупленных за ваучеры, реально не стоили почти ничего.

Что-то надо было предпринять. Но не придумали, не смогли.

Итог оказался такой. Государство, в соответствии с замыслом, избавилось от значительной части своей собственности, но большинство тех, кто надеялись что-то получить от этой операции, не получили практически ничего. Выиграло незначительное меньшинство.

Налицо проблема легитимации, хотя задача по крайней мере наполовину была решена – российская экономика на две трети перестала быть государственной».

«Кредиторы получили право организовывать аукционы и выиграли на них подставные организации, представлявшие их самих. Так, пакет из 45% акций ЮКОСа выиграло ЗАО «Лагуна» из Талдома за 159 млн. долларов, примерно столько же (150 млн. долл.) банк «Менатеп» дал в кредит российскому правительству, которое и не думало выкупать залог. «Норильский никель» достался за 170,1 млн долл. ОНЭКСИМ Банку, который дал бюджету взаймы 170 млн долл. Другие солидные претенденты к аукционам допущены не были.

Правительство явно не ставило перед собой задачу выручить максимальную сумму, хотя деньги ему были нужны очень, – оно рассчитывало на политическую и финансовую поддержку тех, кто по его воле в одночасье стали олигархами. Эти ожидания не оправдались». «Без сомнения, приватизация не привела к повышению эффективности экономики».

«М. Голдман ссылается на авторитет Алана Гринспена: «Многое из того, что принимали как данность в нашей системе свободного рынка и приписывали человеческой природе, оказалось вовсе не природой, а культурой. Демонтаж функций централизованного планирования в экономике не устанавливает автоматически, как некоторые считали, свободно-рыночную предпринимательскую систему. Рыночную экономику подпирает огромная масса капиталистической культуры и инфраструктуры, которая эволюционировала в течение первых поколений: законы, конвенции, поведение и широкий спектр бизнес-профессий и практик, которые не имели важных функций в экономике с централизованным планированием.

К этому Голдман добавляет: это критически важно для понимания того, что произошло в России. Выступления маленькой группы советологов в западных странах не были услышаны, хотя только они понимали, какое значение будет иметь культура. Должен сказать, что к последнему тезису я готов присоединиться и, собственно, с 2002 года всё время пишу и говорю о важности институтов, культуры и ценностей».

«Народный капитализм» не состоялся. Для будущей эффективности экономики это было совсем не плохо. Но популярности реформаторам, особенно после широковещательных деклараций о народной приватизации, это не прибавило». «Хаоса у нас было больше, чем в Польше или Чехии. Но это не от глупости, а от культурной отсталости, от более длительного пребывания в коммунистической западне». «Это, результат свободы, предоставленной людям не готовым к ней».

«Ясно, однако, никакое развитие невозможно, если не изменятся институты и культура. Приватизация, сначала формальная, даёт старт непростому процессу культивирования института частной собственности, легитимации его: шаг за шагом, правомочие за правомочием, по мере утверждения других необходимых институтов рыночной экономики: независимого суда, инфорсмента законов, прекращения привычного бюрократического произвола, свободы СМИ, развития экономической и политической конкуренции. (Вследствие этого) частная собственность из формальной нормы превращается в полноправный, реально работающий институт».

«Согласно опросам в 28 странах с переходной экономикой, 81% опрошенных оценивают приватизации в своих странах отрицательно, и это спустя 15-18 лет. Надо пережить эту беду, возместив большинству населения возврат к капитализму ростом благосостояния и расширением возможности для самореализации.

Либо, пытаясь повысить степень легитимации, теми или иными методами ревизовать итоги приватизации и тем самым стимулировать всё новые претензии уже не только к старым, но и к новым переделам собственности, подрывая склонность к инвестициям и увеличивая трансакционные издержки, по крайней мере, в форме упущенных выгод.

Можно сказать, что на данном этапе верх одержал бюрократ. Российский бизнес проиграл и вынужден занять подчинённое, уязвимое положение. Он отвечает бюрократии уверениями в преданности и снижением деловой активности. Вместо былой агрессивности приходит тактика «не высовываться». Во взаимоотношениях власти и бизнеса устанавливается режим «стратегической неопределённости», губительный для модернизации, для масштабных проектов, для инноваций.

До поры до времени с ним можно мириться, находя возможность наслаждаться непривычной стабильностью, благоприятной для России конъюнктурой мировых рынков, возможностью поддерживать рост доходов населения вдвое выше роста производительности труда. Но рано или поздно это расслабленное состояние закончится.

Мы наблюдаем многоплановый, противоречивый процесс становления современной экономики в России. Уверен, что на следующем его этапе мы увидим новую волну приватизации, теперь уже чётко ориентированную на защиту прав собственности всеми институтами рыночной экономики и демократического государства».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Школа: бери пример с Финляндии
12 ИЮЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Международные сравнительные исследования образовательных достижений учащихся регулярно выводят Финляндию в мировые лидеры по уровню среднего образования. Финские учащиеся особенно умело находят нужную информацию, критически оценивают ее и последовательно излагают свои суждения. Легко обращаются с различными текстами, анализируют и размышляют, любят читать, применяют эффективные стратегии чтения. Грамотные. Показывают умение решать сложные математические задачи, требующие развитого мышления.
Школы Финляндии – способны ли мы перенять опыт?
12 ИЮЛЯ 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
В последние 15-20 лет финские школы считаются одними из лучших в мире. На чем основана эта репутация? Посудите сами. Существует Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся (PISA). Это тест, осуществляющий мониторинг качества образования в десятках стран мира. Важно подчеркнуть, что Международная программа проверяет не только теоретические знания учащихся, но и умение применять знания на практике. Это не разного рода олимпиады и соревнования, в которых с советских времён участвуют единицы наших особо одарённых школьников.
Тупик российских традиций
26 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Россия  начала XXI в.  вызывает множество тревожных вопросов.  Председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин публично высказал опасения, что при сохранении наблюдаемых тенденций «наше государство превратится из криминализованного в криминальное». Обрели ли россияне необходимую компетенцию для цивилизованного, без масштабных потрясений, перевода общества с траектории застоя на траекторию развития?  Успеет ли наше общество  преодолеть хронический правовой нигилизм или России вновь предстоит насилие  невежества?
Можно ли победить воровство?
25 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
В ряду стран, воровство и коррупцию если не победивших, то резко снизивших вес этих пороков в общей жизни государства, с недавних пор называют Грузию, по праву связывая это прежде всего с именем ее президента в 2004–13 гг. Михаила Саакашвили. Пример для нас интересен еще и потому, что, несмотря на всю специфику национальной ментальности грузин и несопоставимость размеров и численности населения, эта страна является таким же молодым постсоветским новообразованием, как и Российская Федерация (и так же имеющей многовековую историю собственной государственности, прерванной лишь на 2 века вхождения в романовскую, а затем в советскую империю).
Как борются с коррупцией в США
24 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Законы США предусматривает наказание и за дачу и получение вознаграждения за услуги, входящие в круг обязанностей должностного лица. Поощрения, по американскому праву, чиновник может получить только официально - от правительства. Наказание за нарушение этой нормы - штраф или лишение свободы до 2 лет, или то и другое.
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!
Можно ли победить воровство?
7 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических» воров – домушников, карманников, грабителей магазинов и прочих, сделавших кражу чьего-либо имущества своей профессией. Маргинальная прослойка таких людей есть в любых обществах. И в любых странах – что бедных, что богатых – существует отчетливый общественный запрос, если не на полное искоренение, то всяко на минимализацию возможности профессиональных преступников завладеть деньгами и имуществом граждан или частных юридических лиц.
Sapiens. Краткая история человечества
2 ИЮНЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Юваль Ной Харар  Sapiens. Краткая история человечества  М.: Синдбад, 2019  Дайджест книги в форме последовательного цитирования наиболее значимых мест произведения. Ход человеческой истории определили три крупнейших революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому.
Двойное бремя российской экономики
28 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Хотя российская экономика не приспособлена для динамичного развития при низких ценах на нефть, бремя социальных расходов, которое ей приходится нести, остается довольно тяжелым. Патерналистски настроенное общество хочет, чтобы государство заботилось о нем в любых условиях, и это желание вполне понятно. Такого рода патернализм имеет место и в самых развитых западных странах, где люди отнюдь не против того, чтобы получать «халяву». Однако мы не имеем сегодня тех возможностей для патернализма, которые существуют на богатом Западе. Поскольку наше общество дало властям карт-бланш на сохранение правил игры в экономике, при которых чиновничество активно собирает свою ренту с бизнеса, у государства в кризисной ситуации остается всё меньше ресурсов, чтобы быть заботливым патроном.
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.