Что делать?
25 июня 2018 г.
Российская приватизация
2 АПРЕЛЯ 2018, ЕВГЕНИЙ ЯСИН

ТАСС

Дайджест подготовлен Георгием Погожаевым по статье д.э.н. Е. Ясина, Президента фонда «Либеральная миссия» (Права собственности, приватизация и национализация в России. Новое литературное обозрение, 2009)

«Можно сказать, что возможности, предложенные большинству граждан – членам трудовых коллективов и остальному населению, были призрачны. Чтобы добиться их реализации, нужны были колоссальные усилия, в том числе большого числа активистов, – например, по осуществлению идей рабочего самоуправления на базе второй модели льгот. Такие усилия некому было предпринимать, таких активистов не было. Трезвая оценка этих популистских обещаний такова: они с самого начала были обречены на невыполнение.

Для экономики, для её будущего развития это было лучше. Для будущей легитимации прав собственности новых владельцев это было хуже». «Ваучеры были специальными «деньгами», создавшими искусственный спрос на госимущество. Они прекратили своё существование 1 июля 1994 года. А в ПИФы уже должны были пойти настоящие деньги и акции с растущей капитализацией. Однако в выстроенные скорлупки деньги не потекли, а портфели акций, скупленных за ваучеры, реально не стоили почти ничего.

Что-то надо было предпринять. Но не придумали, не смогли.

Итог оказался такой. Государство, в соответствии с замыслом, избавилось от значительной части своей собственности, но большинство тех, кто надеялись что-то получить от этой операции, не получили практически ничего. Выиграло незначительное меньшинство.

Налицо проблема легитимации, хотя задача по крайней мере наполовину была решена – российская экономика на две трети перестала быть государственной».

«Кредиторы получили право организовывать аукционы и выиграли на них подставные организации, представлявшие их самих. Так, пакет из 45% акций ЮКОСа выиграло ЗАО «Лагуна» из Талдома за 159 млн. долларов, примерно столько же (150 млн. долл.) банк «Менатеп» дал в кредит российскому правительству, которое и не думало выкупать залог. «Норильский никель» достался за 170,1 млн долл. ОНЭКСИМ Банку, который дал бюджету взаймы 170 млн долл. Другие солидные претенденты к аукционам допущены не были.

Правительство явно не ставило перед собой задачу выручить максимальную сумму, хотя деньги ему были нужны очень, – оно рассчитывало на политическую и финансовую поддержку тех, кто по его воле в одночасье стали олигархами. Эти ожидания не оправдались». «Без сомнения, приватизация не привела к повышению эффективности экономики».

«М. Голдман ссылается на авторитет Алана Гринспена: «Многое из того, что принимали как данность в нашей системе свободного рынка и приписывали человеческой природе, оказалось вовсе не природой, а культурой. Демонтаж функций централизованного планирования в экономике не устанавливает автоматически, как некоторые считали, свободно-рыночную предпринимательскую систему. Рыночную экономику подпирает огромная масса капиталистической культуры и инфраструктуры, которая эволюционировала в течение первых поколений: законы, конвенции, поведение и широкий спектр бизнес-профессий и практик, которые не имели важных функций в экономике с централизованным планированием.

К этому Голдман добавляет: это критически важно для понимания того, что произошло в России. Выступления маленькой группы советологов в западных странах не были услышаны, хотя только они понимали, какое значение будет иметь культура. Должен сказать, что к последнему тезису я готов присоединиться и, собственно, с 2002 года всё время пишу и говорю о важности институтов, культуры и ценностей».

«Народный капитализм» не состоялся. Для будущей эффективности экономики это было совсем не плохо. Но популярности реформаторам, особенно после широковещательных деклараций о народной приватизации, это не прибавило». «Хаоса у нас было больше, чем в Польше или Чехии. Но это не от глупости, а от культурной отсталости, от более длительного пребывания в коммунистической западне». «Это, результат свободы, предоставленной людям не готовым к ней».

«Ясно, однако, никакое развитие невозможно, если не изменятся институты и культура. Приватизация, сначала формальная, даёт старт непростому процессу культивирования института частной собственности, легитимации его: шаг за шагом, правомочие за правомочием, по мере утверждения других необходимых институтов рыночной экономики: независимого суда, инфорсмента законов, прекращения привычного бюрократического произвола, свободы СМИ, развития экономической и политической конкуренции. (Вследствие этого) частная собственность из формальной нормы превращается в полноправный, реально работающий институт».

«Согласно опросам в 28 странах с переходной экономикой, 81% опрошенных оценивают приватизации в своих странах отрицательно, и это спустя 15-18 лет. Надо пережить эту беду, возместив большинству населения возврат к капитализму ростом благосостояния и расширением возможности для самореализации.

Либо, пытаясь повысить степень легитимации, теми или иными методами ревизовать итоги приватизации и тем самым стимулировать всё новые претензии уже не только к старым, но и к новым переделам собственности, подрывая склонность к инвестициям и увеличивая трансакционные издержки, по крайней мере, в форме упущенных выгод.

Можно сказать, что на данном этапе верх одержал бюрократ. Российский бизнес проиграл и вынужден занять подчинённое, уязвимое положение. Он отвечает бюрократии уверениями в преданности и снижением деловой активности. Вместо былой агрессивности приходит тактика «не высовываться». Во взаимоотношениях власти и бизнеса устанавливается режим «стратегической неопределённости», губительный для модернизации, для масштабных проектов, для инноваций.

До поры до времени с ним можно мириться, находя возможность наслаждаться непривычной стабильностью, благоприятной для России конъюнктурой мировых рынков, возможностью поддерживать рост доходов населения вдвое выше роста производительности труда. Но рано или поздно это расслабленное состояние закончится.

Мы наблюдаем многоплановый, противоречивый процесс становления современной экономики в России. Уверен, что на следующем его этапе мы увидим новую волну приватизации, теперь уже чётко ориентированную на защиту прав собственности всеми институтами рыночной экономики и демократического государства».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Малообразованными помыкать легче
22 ИЮНЯ 2018 // С. МАГАРИЛ, П. ФИЛИППОВ
Безграмотностью и средневековым сознанием русского крестьянства объясняется «аграрный террор», разлившийся в начале ХХ в. по европейской части России. Настроенные против помещиков, стремясь сохранить общину и добиться передачи ей помещичьей земли, крестьяне громили и поджигали помещичьи имения и хозяйства вышедших из общин кулаков – «мироедов». Масштабы «аграрного террора» были огромны: «За 1907-1909 гг. сожжено 71% помещичьих усадеб и 29% хозяйств кулаков. В период с 1910 по 1913 г. сожжено 32% помещичьих усадеб и 67% кулацких хуторов»
Чем нам грозит пенсионная реформа?
18 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозит нежелание человека идти в поликлинику при явных симптомах опасного заболевания? Летальным исходом. Чем грозит нежелание правительства проводить назревшие экономические и политические реформы, отсутствие стремления бороться с тотальной коррупцией и казнокрадством? Да еще в сочетании с попытками взять с подданных  как можно больше? Тем, что общество может войти в тупик, из которого ему мирно не выбраться. Именно это мы и наблюдаем сегодня в связи с намеченной правительством пенсионной реформой.
У большинства собственного мнения нет
13 ИЮНЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Зависимость россиян от телевизионной пропаганды   очень высока. ТВ —  главный конструктор реальности и самый авторитетный источник. Потому что информация  подается от имени государства, власти. Способность кремлевских пропагандистов навязать свое толкование событий держится на определенной тактике: перед этим создается атмосфера неопределенности и тревоги, дискредитируются все другие позиции, а лишь затем предлагается своя интерпретация. Причем она строится как единственно возможная. Нынешний режим присвоил себе роль арбитра, который трактует события с точки зрения «интересов большинства».
Иерархия — в наших генах
11 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
У историков и этологов противоположное восприятие автократических и тоталитарных государств. Для историка эти многоступенчатые иерархические образования — достижение разума, блестящей организации гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организациями прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка. Для этолога — это примитивные, основанные на инстинктах самообразующиеся структуры, разросшиеся до гигантских размеров. И построили их не гении, а паханы.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
4 ИЮНЯ 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.
Дефицит гражданского
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Гражданское общество — это такое общество, где граждане способны объединяться для защиты самых разных своих интересов (от интересов жителей дома, квартала, города, региона, страны до интересов представителя пола, профессии, социальной группы, меньшинства и т.д.). Гражданское общество автономно даже от «государства открытого доступа к разного рода занятиям», то есть демократического государства без «крыш» и обязательной дани чиновникам. Государства, где представители власти не жулики, воры и взяточники, а подконтрольные обществу менеджеры. С таким государством гражданское общество самым тесным образом взаимодействует.
Проповедь об ответственности за себя
28 МАЯ 2018 // И. ХАРИЧЕВ, П. ФИЛИППОВ
Что значит нести ответственность за себя? Это сознание того, что напрасно перекладывать на чиновников заботу о себе и своей семье. Что личный успех и благополучие связаны с результатами именно твоего труда и творчества! Однако нежелание проявлять самостоятельность – ярко выраженная черта современных россиян. Она порождает социальный инфантилизм: мол «мы люди маленькие, пусть решает начальство». Вспомните картину: Иван Грозный сидит на троне, а у его ног распластались подданные. Там выражена вся суть сохранившегося до наших дней российского, советского и нынешнего «служилого государства», подданные которого и сегодня в большинстве своем считают наилучшей армейскую организацию государства. Жалование, койка в казарме, накормят, оденут, думать ни о чем не надо.
Взгляд на Россию со стороны
24 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Зарубежные политологи называют «русской институциональной, или московитской системой (матрицей)» традиционное российское самовластие императора, генсека или несменяемого президента. Как показали результаты недавних выборов президента, восприятие такого самовластия стало частью российской политической культуры. Социальный капитал россиян соответствует этой авторитарной форме правления. Не обладая навыками самоуправления, они вручают себя и свою жизнь «верховному правителю» или его назначенцам.
Почему одни страны богатые, а другие бедные?
21 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня. В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.
Наша худшая система управления
16 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Авторитарная вертикаль власти всегда работает с искажениями – при любом, самом квалифицированном президенте. Хотя вера в «доброго царя, который все решит», по-прежнему доминирует в ментальности россиян, но понятно, что один человек, даже с самыми благими намерениями, не может контролировать полтора миллиона российских вороватых и коррумпированных чиновников. А посланные президентом контролеры нередко входят с казнокрадами в долю. Яркий пример беспомощности властной вертикали с президентом во главе – строительство петербургской «Зенит-Арены», которое контролировал лично президент Путин.