Что делать?
22 марта 2019 г.
Левые по-русски и левые по-шведски
15 МАРТА 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Политологи нас убеждают, что рано или поздно российское общество совершит поворот от нынешней авторитарной власти казнокрадов и олигархов. И поворот этот будет левый. Левый вполне может означать регресс общества в сторону первобытного. Общества, в котором справедливость означала «ВСЕМ ПОРОВНУ». Действительно,убив моржа, его делили поровну. Это закрепилось в менталитете многих народов.

Такой левый поворот «по-русски» грозит нам восстановлением советского социализма. Поэтому полезно сравнить его с левым поворотом «по-шведски»

На долгом пути от первобытного общества к капитализму отношение людейк частной собственности и социальному неравенству зависело от образа их хозяйствования.

 У народов, живущих ловлей зверей и питающихся дикими плодами, не было раздельного владения вещами, отсюда различие «твое» и «мое» было для них маловразумительным.

В состоянии пастушеском люди владеют уже большим множеством вещей, Они начинают понимать значение частного владения не только для себя, но и для других. Но собственности на землю нет, поскольку скот пасется на общей земле и её деление не целесообразно.

Развитие хлебопашества приводит к тому, что человек находит себе постоянное место жительства, а польза от обработки участка земли воспитывает в нем чувство собственника.

При развитии коммерческих отношений, когда возникает специализация и активный обмен товарами, право собственности окончательно становится легитимным. И даже без участия собирающих дань «специалистов по насилию» возникает социальное неравенство. К которому многие относятся болезненно.

Оставим без рассмотрения феодальное общество, «стационарных бандитов», богатство знати и бедность простолюдинов. Перейдем сразу к капитализму, к появлению предпринимателей, способных, организовав производство, зарабатывать миллионы.Социальное неравенство и в таком обществе противоречило древним инстинктам и привело россиян в 1917 году —и крестьян и рабочих — к поддержке лозунга «Отнять и разделить!». Жгли дома кулаков-мироедов, гнали в шею с заводов их хозяев.

Это и был левый поворот по-русски. Передача предприятий в собственность государства под управление чиновников, как показал опыт СССР, привела к тому, что предприятия стали «ничьими». А мы знаем: «Без хозяина дом сирота!» Менеджеры, у которых не стало хозяев, оказались неспособны обеспечить должное качество продукции и высокую производительность труда. Государственное планирование не могло учесть разнообразие условий и появление изобретений и новых технологий, не могло заменить конкуренцию. Отсюда возник советский дефицит и нищета. Однако сегодня в России вновь стало модно требовать «Отнять и разделить!». Многие молодые тоскуют по СССР и даже превозносят тирана Сталина.

* * *

Между тем, социальное неравенство так укоренилось в развитых странах, что большинство их жителей рассматривает его как естественное явление, так же как разницу людей в силе, способностях, талантах. Социальное неравенство обеспечивает стабильность и развитие, если опирается на «правильную» культуру народа. Но если культура не способна обуздать стремление человека к уравниловке, то социальное неравенство порождает смуту и общество заходит в тупик советского социализма.

Надо понимать, что отношения власти и подчинения возникают раньше, чем формируется система отношений собственности. Исторически власть первична по отношению к собственности. Как писал Гайдар, лучший стимул к инновациям, повышению эффективности производства — твердые гарантии частной собственности. Опираясь на них, Европа с XV века все увереннее становится на путь интенсивного экономического роста, обгоняющего увеличение населения. Если легитимность собственности не зависит от государства, если она первична по отношению к государству, то тогда само государство будет работать на рынок, станет его инструментом.

* * *

Отметим, что гарантии частной собственности ни в коем случае не означают защиту олигархов. Олигархамив древности называли коррумпированных чиновников, влиятельных военачальников и все те власти предержащие, что разбогатели сомнительными методами. Сегодня отличие олигарха от честно разбогатевшего гражданина состоит в том, что олигарх сделал свое богатство за счет казнокрадства или противозаконной приватизации госимущества, незаконных льгот и бюджетных дотаций.

Для этого олигарх налаживает коррупционную «дружбу» с чиновниками, распоряжающимися бюджетом, а также с правоохранительными органами. Ему необходимо по этой же схеме обеспечить лояльность судов. Чтобы парламент принимал выгодные для олигарха законы (обеспечивающие ему льготы и дотации), нужны «свои» оплаченные депутаты. Свой банк олигарху нужен как для обмана вкладчиков, так и для вывода капиталов за рубеж. Он готов прикупить средства массовой информации или оплачивать заказных «журналюг», чтобы сформировать нужное общественное мнение о себе любимом.

Российские олигархи занимают высокие посты и добывают госзаказы «своим» фирмам или получают многомиллионные откаты. Они приближены к президенту и губернаторам, вещают о своём патриотизме, финансируют негласно «личные бюджеты» президента и губернаторов. Эти деньги предназначены для оплаты услуг депутатов, для «конвертиков» «своим», для строительства дворцов и вывоза капиталов за рубеж. Пресса много пишет о друзьях и родственниках президента Путина: братьях Ротенбергах, Шамалове, Сечине, Усманове. поваре Путина Пригожине. Их немалые капиталы — прямое следствие близости к президенту. Чего стоит только система «Платон», грабящая дальнобойщиков в пользу олигарха Ротенберга. В общем, олигарх — явление аморальное. Но Билла Гейтса или Илона Маска вы олигархами не назовете.

* * *

Каков же вывод? Если народ относится к социальному неравенству терпимо (как к неравенству спортсменов на беговой дорожке), но требует честности (чтобы спортсмены не принимали допинг, предприниматели не пользовались поддержкой чиновников-казнокрадов), то социальное неравенство создает стимулы для развития всем слоям общества.

Состоятельные люди, обладая капиталом, вынуждены решать вопрос о его сохранении в условиях инфляции. Они могут открыть вклад в банке, и банк будет их сбережения выдавать предприятиям в форме кредитов на развитие производства. Они могут и сами организовать фирму, построить завод по выпуску конкурентоспособной продукции. На таком предприятии люди получат хорошо оплачиваемую работу. Но эту зависимость экономического развития понимают далеко не все, многим все равно милее лозунг «Отнять и разделить!».

* * *

Поэтому нам полезно знать другой вариант левого поворота — по-шведски. Главное в нём —это сохранение основных средств производства в частном владении.Много лет назад СДРПШ предложила законопроект «О фондах трудящихся», ориентированный на постепенное превращение частной собственности на предприятия в общественную за счет отчисления от прибыли. Но он был заблокирован Риксдагом. Позже в рядах социал-демократов укрепилось понимание необходимости частной собственности для ускоренного развития экономики и эффективности предприятий.

Социал-демократы учли, что во всем мире государственное «ничейное» производство по эффективности, темпам развития, прибыльности, себестоимости и качеству продукции проигрывает частному. Не эффективны в роли хозяев и работники предприятий. Как показывает опыт Югославии и производственных кооперативов разных стран, работникам больше хочется распределить прибыль предприятия на дивиденды и повышать уровень зарплаты, чем вкладывать деньги в новое оборудование, которое еще не скоро окупится. Югославские предприятия, управляемые рабочими, оказались неконкурентоспособными.

Этот мировой опыт был шведами учтен. Сегодня предложения о национализации предприятий уже не находят поддержки у социал-демократов Швеции. Шведский министр экономики на предложения о национализации промышленности ответил: «Не следует рубить головы курицам, несущим золотые яйца». За прошедшие десятилетия в госсобственность выкупили только несколько крупных предприятий, оказавшихся в кризисном состоянии.

Большинство работников предприятий поддерживают СДРПШ, которая в своей деятельности наглядно демонстрирует связь идеологии, политики и экономики. Предприниматели и наемный персонал заинтересованы в консенсусе, в отсутствии конфликтов с наемными работниками. По инициативе СДРПШ в 70-е годы были приняты законы «О совместных решениях в трудовых отношениях» и «О представительстве в правлениях лиц, служащих в акционерных обществах и экономических объединениях».

Отношения между предпринимателями и работниками носят в определенном смысле «семейный характер» и мало конфликтны. При этом шведские компании тяготеют к плоским структурам без выраженной иерархии. Право высказаться имеет каждый, менеджмент и рабочие ведут себя на равных — полная демократия и равноправие.

Профсоюзы и Социал-демократическая рабочая партия Швеции реализуют концепцию экономической демократии. При этом доля государственных расходов составляет около 70% ВВП, более половины из них направляется на социальные цели. Экономически эта модель базируется на извлечении своеобразной «технологической ренты», получаемой страной на внутреннем и мировом рынках за счет высокого качества продукции. Нам бы такую экономику!

Фото: Zuma\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Горизонтальная Россия. Германия как воплощение русской мечты
18 МАРТА 2019 // ДМИТРИЙ ГУБИН
Германия вообще очень похожа на воплощение русской мечты о справедливой жизни. Достаток, социальные гарантии, добротность быта без особых ухищрений: в биргартенах все сидят на общих скамьях за общими столами, хотя кое у кого есть лошади или самолет. Но главное — обилие горизонтальных общественных связей. Основа немецкой жизни — Verein, ферайн: общество, кружок, союз. Ферайны здесь всюду. Вот во дворике играет оркестр почтовых рожков: ферайн, никаких сомнений. Есть ферайны рыболовов и охотников, кукольных мастеров и меломанов, а я на днях получил приглашение прогуляться по ночному лесу при свете факелов (устраивает лесолюбный ферайн).
В российском государстве не должно быть самодержавия!
13 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россия — государство авторитарное, самодержавное, с монопольной властью президента. Президент у нас мало чем отличается от царя. Но для большей части россиян авторитаризм, монархизм, диктатура, «карманный» суд и произвол власти — явления привычные, корнями уходящие в историю народа. Теплится у людей только надежда на чудо, на доброго царя-президента, который будет подписывать указы и законы не ради выгоды своих друзей и опричников, а для пользы простого народа. Но скромные авторитарные правители, думающие прежде всего о своем народе, как ЛИ Куань Ю, к сожалению, встречаются крайне редко.
Гражданский долг по нашему и по европейски
13 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено. Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.
Тернистая дорога к справедливому суду
12 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как показывают исследования Левада-Центра, большинство россиян предпочитает иметь во главе страны правителя «от Бога» (не важно, как его называть — фараоном, царем или несменяемым президентом), не подчиненного ни парламенту, ни результатам выборов. Мы до сих пор не ушли от средневекового и советского сознания, живем в условиях «силовой цивилизации», где закон, «что дышло», а указание начальства важнее  закона. На страже авторитарного правления стоят многочисленные  «опричники» и суд, лояльный президенту.
Чему учить? Кому учить? Как учить?
4 МАРТА 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из  учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть IV (дайджест)
4 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
  Инклюзивные политические и экономические институты не появляются из ниоткуда. Часто они возникают на фоне серьёзного конфликта тех, кто поддерживает экономический рост, и тех, кто на тот момент обладает политической властью. Инклюзивные институты зарождаются при наступлении исторических точек перелома, таких как Славная революция в Англии — то есть тогда, когда определённые факторы приводят к ослаблению правящих кругов и усилению оппозиции и в результате возникают стимулы для построения более плюралистического общества.
Что творят наши правители?
1 МАРТА 2019 // ВАЛЕРИЙ СОЛОВЕЙ
«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной. Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть III (дайджест)
26 ФЕВРАЛЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Промышленная революция повлияла на все сферы английской экономической жизни. Этот динамичный процесс начался благодаря институциональным изменениям, берущим начало в Славной революции. После 1688 года всё больше средств вкладывалось в строительство каналов и платных дорог. Эти инвестиции снижали стоимость транспортных услуг и явились важным условием для начала промышленной революции.
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть II (дайджест)
20 ФЕВРАЛЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
В 1346 году бубонная чума, «чёрная смерть», достигла генуэзской колонии Тана в устье реки Дон на Азовском море. Чума, переносчиками которой были жившие на крысах блохи, пришла в Европу из Восточной Азии вместе с товарами, которые шли по великой трансазиатской торговой артерии — Шёлковому пути. Весной 1348 года она распространилась по Франции, Северной Африке и Италии и убивала примерно половину населения каждой территории, которой она достигала.
Почему одни страны богатые, а другие бедные
18 ФЕВРАЛЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Мы живём в мире, полном неравенства. Различия между разными странами напоминают различия между двумя частями Ногалеса (город, разделённый границей между Мексикой и США), только в большем масштабе... Причина того, что Ногалес, штат Аризона, гораздо богаче, чем Ногалес, штат Сонора, проста: совершенно разные институты по обе стороны границы создают совершенно разные стимулы для граждан. Соединённые Штаты гораздо богаче Мексики или Перу благодаря стимулам, которые их институты, и политические, и экономические, создают для граждан, бизнесменов и политиков.