Ударим «Искандерами» по «секретным спискам»
1 ФЕВРАЛЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Вопреки формулировке классика, некоторые истории, начавшись как фарс, обречены в виде фарса и повторяться. Боюсь, это прямо относится к американским попыткам воздействовать на Кремль с помощью неких избирательных, якобы с ювелирной точностью просчитанных, санкций.

Несколько лет назад, еще до аннексии Крыма, высокопоставленный чиновник обамовской администрации доказывал мне: секретные санкции — гораздо эффективнее открыто объявленных. Мол, все русские начальники почувствуют свою уязвимость и перестанут поддерживать Путина. Приблизительно то же самое на днях ответил министр финансов США Стив Мнучин в ответ на критику сенатора Роберта Менендеса. Тот в весьма резких тонах оценил то, как администрация выполнила требование Конгресса о предоставлении списка чиновников и бизнесменов, обеспечивающих реализацию политики Кремля. «Я полагаю, вы не видели секретной части доклада, — заявил Мнучин. — Нашей цель было не немедленное введение санкций после публикации доклада. Санкции появятся в результате доклада».

Если министр финансов не лицемерил (в чем я сомневаюсь), официальный Вашингтон совершил, на мой взгляд, очередную ошибку. Вместо сдерживания Кремля в его агрессивных устремлениях, там в очередной раз укрепили уверенность Путина в импотенции западных «партнеров».

И не случайно точно в тот самый день, когда в Вашингтоне публиковали секретный доклад, в российском Минобороны в ходе Дня военной приемки было гордо сообщено, что в Калининградском регионе оборудованы стартовые позиции для оперативно-тактических ракет «Искандер-М». Надо сказать, что за последние лет десять при любом обострении отношений с Западом отечественные начальники доставали из рукава угрозу размещения «Искандеров» под Калининградом. С годами это превратилось в «очередное китайское предупреждение». Более того, в Москве понимали, что нереализованная угроза куда эффективнее, чем исполненная. И потому оттягивали перевооружение развернутой в регионе ракетной бригады на новые комплексы. В результате создалась парадоксальная ситуация. На «Искандеры» перевооружены практически все бригады сухопутных войск, кроме той, которая, как нам говорят, находится на самом-самом острие противостояния миролюбивой России и агрессивного Запада.

И вот теперь, видимо, решено бросить на стол главный козырь. Если исходить из того, что Москва будет выполнять обязательства по Договору о ракетах средней и меньшей дальности, «Искандеры» будут в состоянии нанести удар по странам Балтии, Польше и Германии. Если же, как подозревают в Вашингтоне, Кремль готовится выйти из договора, в радиусе действия российских наземных комплексов окажется практически вся Западная Европа.



Казалось бы, патриотически настроенные граждане могут ликовать. Москва в очередной раз демонстрирует: нашим ракетам санкции не страшны. Однако в Вашингтоне не остаются безучастными к этим угрозам. В ближайшие дни там будет опубликован документ, который, подозреваю, может оказаться куда более неприятным для России, нежели так нашумевший «кремлевский доклад». Речь о National Posture Review («Обзоре ядерных сил»), самом конкретном доктринальном документе в сфере обороны и безопасности. Первоначальная его версия уже «утекла» из Пентагона. И теперь можно только надеяться, что американский истеблишмент в ходе межведомственных согласований откажется от некоторых содержащихся в Обзоре оценок и решений.

Пожалуй, впервые американцы так ясно и конкретно отреагировали на постоянно раздававшиеся в последние годы из Москвы залихватские угрозы «нажать кнопку». Авторы Обзора констатировали, что при определенных условиях Кремль может пойти на применение нестратегического ядерного оружия (тех же ракет «Искандер», а также крылатых ракет «Калибр») в случае локального конфликта с НАТО. С тем чтобы заставить США и их союзников пойти на мир на выгодных для России условиях. И теперь для сдерживания России Пентагон предлагает создать новую крылатую ракету воздушного базирования большой дальности, вернуть в строй морские крылатые ракеты в ядерном оснащении (миролюбивый Обама от них в свое время отказался), а также развернуть на ракетах стратегических подводных лодок типа «Огайо» ядерные боеприпасы малой мощности.

Это — фактическое возвращение к концепции ограниченной ядерной войны, хоть авторы документа старательно от этого открещиваются. Это — начало новой, разорительной для России, гонки вооружений. В ходе того же Дня военной приемки министр обороны Сергей Шойгу с гордостью доложил: за 2017-й промышленность передала военным аж целых 166 ракет «Калибр». Если иметь в виду, что в 2016-м было передано в два раза меньше, — успех разительный.

Одна беда: если мы начинаем соревноваться с американцами — счет идет уже совершенно другой. В распоряжении Пентагона несколько тысяч крылатых ракет. И если положения NPR будут воплощены, в обозримом будущем их станет кратно больше. Уместно вспомнить, что при ударе по жалкой авиабазе в Сирии американцы использовали шесть десятков крылатых ракет…

Как ни крути, Россия влезла в такое же противостояние, которое привело к краху СССР.



Фото: 1. 23 августа 2017. Оперативно-тактический ракетный комплекс "Искандер-М". Владислав Белогруд/Интерпресс/ТАСС
2. Графсхемы фото - источник: сайт Министерства обороны РФ












  • Николай Сванидзе: Сейчас всё кажется пересмотром основ, но случившееся – это не Brexit по масштабам последствий.

  • "Коммерсант": Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху поблагодарил США за выход из Совета по правам человека (СПЧ) ООН. 

  • Yakovina Ivan: Совет этот - малополезная штука. Но фокус в том, что президент США одну за другой выбивает опоры из-под мировой правовой системы.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
США вышли из СПЧ, Россия хочет войти
20 ИЮНЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Слишком долго Совет по правам человека был защитником нарушителей прав человека и был политически предвзятым. К сожалению, сейчас стало ясно, что наши призывы к реформированию [этого органа] не были услышаны. Нарушители прав человека продолжают находиться [в Совете] и избираться в него», — заявила постпред США при ООН Никки Хейли и сообщила, что США выходят из СПЧ: «Мы официально выходим из Совета по правам человека ООН, поскольку еще год назад мы говорили, что сделаем это, если не увидим прогресса».
Прямая речь
20 ИЮНЯ 2018
Николай Сванидзе: Сейчас всё кажется пересмотром основ, но случившееся – это не Brexit по масштабам последствий.
В СМИ
20 ИЮНЯ 2018
"Коммерсант": Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху поблагодарил США за выход из Совета по правам человека (СПЧ) ООН. 
В блогах
20 ИЮНЯ 2018
Yakovina Ivan: Совет этот - малополезная штука. Но фокус в том, что президент США одну за другой выбивает опоры из-под мировой правовой системы.
Новое платье Кремля
18 ИЮНЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Официозная пресса и околокремлевские аналитики с плохо скрываемым торжеством пишут о том, что в ближайшие недели состоится то, о чем Путин мечтал последние полтора года. А именно: российско-американский саммит. И из Москвы, и из Вашингтона одна за другой следуют утечки: подготовка к встрече двух президентов идет полным ходом. Интерес публики подогрела публикация в «Вашингтон пост» о том, как сотрудники Трампа саботировали отданное прошлым летом указание хозяина Белого дома о подготовке саммита. Ожидания подогреваются сообщениями: Трамп настаивал на возвращении России в «большую семерку», а еще американский президент убеждал других западных лидеров, что Крым принадлежит России на законных основаниях.
Прямая речь
18 ИЮНЯ 2018
Алексей Макаркин: Трамп, имеющий репутацию человека очень резкого в международных отношениях, пользуется возможностью предстать в роли миротворца. Он сравнивает себя с Обамой...
В СМИ
18 ИЮНЯ 2018
«Комсомольская правда»: Стоило только Западу объявить Кремль «изгоем» - как стало ясно, что без его участия невозможно решать важнейшие мировые вопросы.
В блогах
18 ИЮНЯ 2018
Игорь Эйдман: Самые смелые мечты Путина сбылись. Сменивший Обаму президент Трамп ведет себя как идеальный агент Кремля (вероятно не являясь таковым напрямую).
Ветер в паруса Путина?
1 ИЮНЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь
1 ИЮНЯ 2018
Константин фон Эггерт:  Понятно, что малазийцы хотят держаться в стороне от выяснения отношений между Москвой и Западом, и именно этим объясняется заявление министра транспорта.