Хозяева страны
23 ноября 2017 г.
Горячие новости из банки с тараканами
11 СЕНТЯБРЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Люди из спецслужб, как правило, объясняют свое нежелание высказываться публично секретностью. Я всегда подозревал, что это отмазка, чтобы скрыть собственную дурь и косноязычие, которые в пределе говорят о неспособности к системному мышлению. Эти мои подозрения блестящим образом подтвердил глава «Роснефти» Игорь Иванович Сечин. Еще недавно ему казалось, что, тряхнув стариной, он вновь участвует в тайной операции, целью которой является компрометация министра экономического развития Алексея Улюкаева. Сечин с энтузиазмом участвовал в провокации, писал заяву в ФСБ, заманивал Улюкаева в штаб-квартиру «Роснефти», цеплял на себя звукозаписывающую гарнитуру, пытался выманить из министра слова, которые можно было бы трактовать как признание. Но все это делалось в надежде на то, что операция с «корзинкой от Сечина», с какими-то неловкими намеками (непонятно, почему Улюкаев не догадался о подставе) так и останется сугубо секретной, что с ней ознакомится лишь первое лицо, которое по итогам долгой совместной работы и без того осведомлено относительно безмерных интеллектуальных и прочих талантов Игоря Ивановича.

А тут вдруг судебный процесс объявили открытым. И прокурор неожиданно решил руководствоваться Уголовно-процессуальным кодексом (УПК). А согласно этому кодексу, оперативная запись без публичного оглашения не считается доказательством. И, даже будучи оглашенной, она тоже выглядит не слишком убедительной. Само «оперативное мероприятие», цитирует «Росбалт» человека, близкого к следствию, «проведено было из рук вон плохо, поэтому его материалы являются крайне спорным доказательством». В частности, г-н Сечин скверно сыграл роль сексота и почему-то не произнес условной фразы, которая подтверждала бы, что взятка вручена.

Все это привело Игоря Сечина в бешенство. «Это профессиональный кретинизм. Есть вещи, которые должны быть закрыты со всех точек зрения. Даже мысли не должно возникать, что такое можно обнародовать! Там есть сведения, содержащие гостайну», — заявил он корреспонденту «Коммерсанта». И тем самым продемонстрировал редкое уважение к праву, которое, очевидно, характерно для представителей путинского ближнего круга. Эти люди считают себя по определению стоящими над законом. Они уверены: все, что их касается, должно быть неприкосновенно и надежно скрыто от общественности. Вовсе не из-за того, что они носят в себе гостайну. Главная гостайна заключается в том, что эти корыстные и примитивные люди оказались на высших государственных должностях.

Дальше — больше. Сечин дал интервью РТР, которое было показано в главной информационной программе. Стриптиз продолжился. По словам Сечина, достоянием гласности стали «материалы, которые абсолютно не имеют отношения к так называемому делу министра Улюкаева». Он считает, что тем самым внимание общественности пытаются переключить.

«В спецслужбах есть такой термин — отключение внимания на негодный объект, — сказал глава "Роснефти". — И когда были запущены эти материалы, общественность сразу начала отвлекаться от сути вопроса на какие-то проходящие вещи». При этом остался открытым вопрос: что является этим самым «негодным объектом». То ли пресловутая корзинка с колбасой, которую Сечин вручает избранным гостям (думаю, теперь она точно станет современной реинкарнацией шелкового шнурка, который китайский император посылал впавшим в опалу чиновникам). То ли, страшно сказать, таковым является сам Игорь Иванович Сечин, который явно не рассчитывал, что в результате столь ловко провернутой секретной операции он окажется в центре общественного внимания.

Можно только догадываться, кто именно решил выставить Сечина в столь неприглядном свете. Есть версия, что Генпрокуратуре надоело быть на сечинских посылках. В этом случае, вероятнее всего, после окрика все быстро вернется к привычному для Игоря Ивановича положению дел. Процесс засекретят, суд не будет вызывать его лично, а ограничится присланными письменными показаниями. И тем самым избавит сановника от необходимости отвечать на вопросы защитников Улюкаева. Однако, если сечинский сериал будет продолжаться на глазах веселящихся граждан, это скверный сигнал для главы «Роснефти». Он может означать, что главный начальник страны решил избавиться еще от одного близкого человека. Телохранители уже встали в очередь на должность. Удобно же: люди без собственных идей и без амбиций… 

Фото: Владимир Смирнов/фотохост-агентство ТАСС














  • Леонид Гозман: Наше начальство, наконец, определилось с тем, какая Россия «правильная» и какое прошлое должно стать будущим.

  • «Ведомости»: Не упомяни президент императора, можно было бы подумать, что он говорит о себе.

  • Рустем Адагамов: Кстати, цитату на памятник можно было настоящую поставить, а не выдуманную. «Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?» — так говорил царь Александр III.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
К самодержавию готовься!
20 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вопрос о том, будет ли главный начальник страны участвовать во всенародных выборах В.В. Путина, давно перестал быть вопросом. Сегодня он занимает исключительно пикейных жилетов, чьи «дискуссии» представляют собой вялую попытку искусственным образом оживить российский политический ландшафт. Между тем, по всему видно: главному начальнику до чертиков надоела вся эта декоративная демократия, вся эта имитация предвыборной борьбы, необходимость для чего-то писать программу, делать умное лицо и переживать традиционное возобновление чиновных потасовок под ковром. Не зря же появился программный текст Владислава Суркова о кризисе «лицемерного» либерализма. 
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2017
Леонид Гозман: Наше начальство, наконец, определилось с тем, какая Россия «правильная» и какое прошлое должно стать будущим.
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2017
«Ведомости»: Не упомяни президент императора, можно было бы подумать, что он говорит о себе.
В блогах
20 НОЯБРЯ 2017
Рустем Адагамов: Кстати, цитату на памятник можно было настоящую поставить, а не выдуманную. «Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?» — так говорил царь Александр III.
Подарок из Африки
18 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
При демократии все лидеры уходят одинаково – их переизбирают. При автократии… тоже одинаково. Их свергают. Иногда мягко, как это происходит (пока) в Зимбабве. Иногда вполне зверски, как это случилось с Каддафи в Ливии. Чаще всего переворот осуществляет армия. Ведь, если в стране нет верховенства закона, обеспечивающего, кроме всего прочего, и регулярную смену власти, власть меняют те, у кого больше силы. А ее по определению больше всего у военных. Вот теперь наступила очередь автократа-патриарха 93-летнего Роберта Мугабе, превратившего за тридцать с лишним лет правления процветавшую страну в международную побирушку.
Всех нежелательных заставят Отечество любить
17 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Первый замминистра культуры Владимир Аристархов, письмо которого с «черным списком» нежелательных деятелей культуры, запрещенных к участию в Международном Санкт-Петербургском культурном форуме, было опубликовано несколькими СМИ, совершенно напрасно стал отнекиваться от авторства. Он просто опередил свое время. Причем совсем немного. Совсем скоро такие черные списки нежелательных граждан войдут в обиход, а их составление станет рутинной практикой должностных лиц, заниматься которой они будут обязаны по закону. Бешеный принтер, когда у него случается припадок, остановиться не может.
Прямая речь
17 НОЯБРЯ 2017
Дмитрий Орешкин: Закон с самого начала построен таким образом, чтобы не работать как обычный закон, в его основу положены механизмы произвола... Это будет закон для тех, кто может им пользоваться.
В СМИ
17 НОЯБРЯ 2017
NEWSru.com: В российском законодательстве уже определено понятие нежелательной организации... Однако... власти стремятся контролировать деятельность не только организаций, но и частных лиц...
В блогах
17 НОЯБРЯ 2017
Дмитрий Гудков: Вспомните, сколько россиян у нас сели (секретно сели!) за смски про танки, которые ехали в Грузию... Да что там — обычная поездка за границу... может стать нежелательным сотрудничеством,
Прямая речь
16 НОЯБРЯ 2017
Сергей Цыпляев: В России пока никак не удаётся разрешить задачу установления плановой смены власти, а значит — и плановой смены поколений. Китайцы с этим уже справились...