Выборы
18 июня 2019 г.
Как россиян лишили права контролировать власть
4 СЕНТЯБРЯ 2017, Наталия ЕВДОКИМОВА
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Обсуждаем программу А. Навального

В ст. 3 п. 2 Конституции РФ черным по белому записано: «Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления». Но, оказывается, Конституция президенту и Госдуме не указ. Осуществлять свою власть, контролируя работу органов власти, народ или его активные граждане не вправе!

Примером этому служит история с проектом Закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», разработанного Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (далее – СПЧ). Это было сделано именно по поручению президента РФ. Проект Закона был передан в Администрацию президента. Но когда президент внёс проект Закона в Государственную Думу РФ, оказалось, что внесенный им проект коренным образом отличается от предложенного.

В проекте Закона СПЧ предметом регулирования были общественные отношения, связанные с реализацией гражданами Российской Федерации права на непосредственное участие в управлении делами государства, гарантированного Конституцией РФ. А в проекте Закона, переданного президентом в Думу, принятым ею и вступившим в действие, вообще не говорится о предмете регулирования. Лишь о «правовых основах организации и осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций».

В проекте Закона СПЧ говорится о том, что общественные отношения, связанные с осуществлением общественного контроля, регулируются, прежде всего, Конституцией РФ, общепризнанными принципами международного права и международными договорами РФ, федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом, а также иными нормативными правовыми актами. А в Законе, вступившем в силу, ни Конституция РФ, ни международные акты, ни федеральные конституционные законы вообще не упомянуты. Зачем, когда идёт активное снижение уровня применяемого законодательства? Важна не Конституция, не закон, а указание начальства. Кроме того, из-под действия принятого Госдумой закона выведены общественные отношения, регулируемые законодательством о выборах и референдумах.

В проекте Закона СПЧ говорилось, что особенности осуществления общественного контроля в разных сферах определяются соответствующими федеральными законами, но только в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона. В Законе, вступившем в действие, нет приоритета настоящего Закона. По старой российской традиции «закон, что дышло, как повернул, так и вышло!» Какой закон выгоден, такой и применим.

В принятом Госдумой Законе говорится о праве граждан участвовать в осуществлении общественного контроля как непосредственно, так и в составе иных субъектов общественного контроля. Но впроекте Закона СПЧ общественный контроль осуществляется на предмет соответствия деятельности объектов контроля общественным интересам. А в законе, принятым Госдумой и вступившем в силу, общественный контроль осуществляется в целях наблюдения за деятельностью объектов контроля и ни о каких общественных интересах речи не идёт. Кроме того, в Законе, вступившем в законную силу, из объектов контроля исключены должностные лица, а также государственные и муниципальные служащие(!).

Из Закона так же исключены такие цели общественного контроля, как повышение уровня участия граждан и их объединений в управлении делами государства, недопущение возможности принятия и реализации органами власти решений, противоречащих общественным интересам.

Среди принципов общественного контроля имеются два противоположных по своей сути принципа: недопустимость воспрепятствования осуществлению общественного контроля (проект Закона СПЧ) и недопустимость необоснованного вмешательства субъектов общественного контроля в деятельность органов власти (Закон, вступивший в силу). Разница целей понятна?

В Законе, принятом Госдумой, из субъектов общественного контроля исключены граждане и общественные объединения, хотя в ст. 2 говорится, что граждане Российской Федерации вправе участвовать в осуществлении общественного контроля как лично, так и в составе общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих организаций. Налицо противоречие двух норм одного Закона, что является коррупциогенным фактором. Фактически ксубъектам общественного контроля отнесены лишь общественные палаты и советы, созданные самой властью.

Закон, принятый Госдумой, не включает такие формы общественного контроля, как общественное расследование, опрос общественного мнения, публичный отчет должностного лица.

Из принятого Закона исключена ст. 10— Основные итоги осуществления общественного контроля. И если остальныеформы отчета об итогах осуществления общественного контроля упомянуты в различных статьях Закона, то полностью не используются такие, как: доклад о результатах расследования, опрос общественного мнения, протокол и решение собрания по отчету должностного лица. Собственно потому, что такие формы контроля отсутствуют в Законе.

Согласно проекту Закона СПЧ, должен был быть создан официальный сайт Электронного ресурсного центра общественного контроля (ЭРЦОК), для доведения до всеобщего сведения информации субъектов общественного контроля о своей деятельности. В законе, вступившем в силу, такие сайты лишь могут создаваться (а могут и не создаваться или блокироваться), а также могут использоваться официальные сайты органов власти, собственно и проверяемые субъектами гражданского контроля.

* * *

Каков же вывод? Принятый Закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» является, скорее, злом, нежели добром. Он будет трактоваться властными структурами следующим образом: если о Вас в этом законе ничего не сказано, значит, Вам не разрешено заниматься общественным контролем. Вот пример такой правоприменительной практики.

Так Главное управление Минюста по Нижегородской области отказало в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, Межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток».

Причина, видите ли, в том, что проект Устава организации предусматривает одной из её целей осуществление общественного контроля над исполнением законов и международных норм, регулирующих защиту прав человека. Но ведь для осуществления общественного контроля властью уже созданы организации! За деятельностью полиции при федеральном органе исполнительной власти в сфере внутренних дел и территориальных органов образуются Общественные советы (как известно, состоящие в основном из отставных силовиков). А субъектами осуществления общественного контроля и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, являются Общественные наблюдательные комиссии, образуемые в субъектах Российской Федерации. Вот им разрешено контролировать. А как, не ваше дело!

Короче, Минюст считает, что не предписано, то – запрещено. Но это – извращенное правило бюрократии. В правовом государстве действует другой принцип: что не запрещено, то разрешено! И граждане должны иметь право контролировать работу органов власти, создавая независимые НКО.

Поэтому в случае победы демократических сил на выборах президента и нового состава Госдумы (а я верю, что рано или поздно это произойдет,) необходимо отменить принятый неправовой Закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», (ФЗ от 21 июля 2014 года № 212-ФЗ) и принять новый, в редакции, близкой к проекту, разработанному СПЧ.

Подробное сравнение текстов принятого Закона и проекта СПЧ приведено в сборнике «Технологии противодействия коррупции», ВШЭ, СПБ, 2014 г.

Фото:Владимир Смирнов/ТАСС












  • Андрей Колесников: Процедура всё больше превращается в фарс, потому что, при всём моём уважении к актёрам и спортсменам такого уровня, всё это уже совершенно не политика...

  • "Московский комсомолец": В минувшую субботу Нюта Федермессер, учредительница фонда помощи хосписам «Вера», отказалась участвовать в выборах в Мосгордуму.

  • Михаил Пожарский: Вот оказывается, что выбор был не такой уж ультимативный. Оказывается можно отказаться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В команде мэрии замена
17 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Главная примета последних дней — нарастающая турбулентность внутри властной вертикали, которая таковой уже практически не выглядит. То, что власть нечеловечески колотит, было отчетливо заметно уже в ходе дела журналиста Голунова: одна из башен Кремля, обнаружив, что соседняя совершила чудовищную ошибку, с неистовым рвением принялась рыть под нее подкоп, даже невзирая на то, что подобные действия очевидным образом расшатывают всю конструкцию. И в истории с сентябрьскими выборами в Мосгордуму метанья с той стороны, по мере приближения самого события, принимают все более нервный и сумбурный характер.
Прямая речь
17 ИЮНЯ 2019
Андрей Колесников: Процедура всё больше превращается в фарс, потому что, при всём моём уважении к актёрам и спортсменам такого уровня, всё это уже совершенно не политика...
В СМИ
17 ИЮНЯ 2019
"Московский комсомолец": В минувшую субботу Нюта Федермессер, учредительница фонда помощи хосписам «Вера», отказалась участвовать в выборах в Мосгордуму.
В блогах
17 ИЮНЯ 2019
Михаил Пожарский: Вот оказывается, что выбор был не такой уж ультимативный. Оказывается можно отказаться.
Выборы в МГД — точка входа? Чтобы проверить, надо кликнуть
13 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Есть вопрос, в ответ на который большинство экспертов либо пожмет плечами, либо пустится в долгие абстрактные рассуждения, подкрепляя их историческими примерами. Формулируется он предельно просто: какое событие (череда событий) послужит катализатором нового общественного подъема в России? Опыт и России, и других стран показывает, что никакого твердого закона тут нет. Это может быть и жестокая расправа над одним из лидеров общественного мнения, и новый налог, усугубляющий бедственное положение существенного числа граждан, и, разумеется, выборная кампания. Причем — вовсе не обязательно общенациональная.
Прямая речь
13 МАЯ 2019
Андрей Колесников: Конечно же Федермессер понимает, что её использует власть, но и она использует власть. Алексей Макаркин: Такой же подход был и в советское время, с некоторыми нюансами...
В СМИ
13 МАЯ 2019
Meduza: В 43-м округе Москвы за место в городской думе будут бороться Любовь Соболь, Сергей Митрохин и Нюта Федермессер/
В блогах
13 МАЯ 2019
Кирилл Рогов: Между тем дилемма коллаборационизма - центральная проблема российской современности и центральный вопрос существования любой деспотии.
«Электронная демократия» и «поле чудес»
19 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Государственная дума приняла в первом чтении законопроекты об электронном голосовании на выборах депутатов Мосгордумы, на выборах глав регионов, а также о наделении избирательным правом в Москве граждан с временной регистрацией. Как объяснил представивший законопроект депутат от «Единой России» Александр Грибов, электронное голосование будет выглядеть так. Регистрируетесь на едином портале госуслуг. Подаете там же заявление об электронном голосовании. Выбираете цифровой участок. Подаете заявление на этом конкретном участке. При этом вас включают в электронные списки избирателей. Одновременно вы каким-то образом исчезаете из «бумажных» списков…
Прямая речь
19 АПРЕЛЯ 2019
Григорий Мельконьянц: О том, каким может быть электронное дистанционное голосование, мы можем пока предполагать только на основании обрывочных сведений...