Что делать?
22 октября 2017 г.
Как перешагнуть через пофигизм народа?
24 ИЮЛЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

Южная Италия — это кошмар: это мафия, это бандитские группировки, которые выдоят ваш бизнес. И полиция не поможет. Северная Италия своими нравами более благоприятна для предпринимателя. Но и там, когда приходят налоговые инспекторы, первое, о чем заходит речь — откат. Потом они будут решать, глубоко ли копать. Сами итальянские бизнесмены признаются, что ищут любую возможность не заплатить налоги или социалку. Платят откаты при заключении договоров по госзаказам на ремонт дорог, мостов, сооружений. Очень похоже на нынешнюю Россию, не правда ли?

В нескольких сотнях километров от Милана — Германия. Еще дальше Англия. И там, и там бизнесмены пунктуально платят налоги, даже если правительство сформировано не «их» партией. У них другая мораль, иное отношение к власти и закону. Каковы последствия таких различий? Страна, где коррупция скорее исключение, чем правило, живет богаче, развивается быстрее. Хотите узнать статистику? Читайте замечательную книгу «Почему одни страны богатые, а другие бедные», авторы — Дарон Аджимоглу и  Джеймс А. Робинсон. Но и без статистики ясно: взятки и откаты уменьшают прибыль предпринимателей, зарплату работников, ведут к росту цен, снижают конкурентоспособность фирмы. Коррупция порою дает дополнительный доход бизнесмену на госзаказе, но в целом народ беднеет. Зато жируют коррупционеры, привластные олигархи.

А как к этому относятся простые люди? Обычно отвечают: «От нас ничего не зависит!» Ситуация меняется, когда нищета и несправедливость достает и подымается волна революционного протеста. Тогда льется кровь, бывает, что полицейских и богачей убивают, но, как изменить мир, народ не знает. Все возвращается на круги своя.

В судьбе страны очень важны настроения среднего класса, мелких и средних предпринимателей. Как утверждают политологи, именно буржуазия создает экономический фундамент свободы и она, как правящий класс, порождает демократию и правовое государство. Чиновники — объективно враги и того и другого. Бюрократия норовит обогатиться за общественный счет, за счет взяток и «распила» казны. Она хорошо работает только тогда, когда стреножена законами и процедурами контроля «сверху» и «снизу». Сверху — со стороны представительных органов власти, избранных в рамках политической конкуренции. Снизу — со стороны простых граждан и НКО — через честные выборы, расследования журналистов свободных СМИ, через иски о защите интересов неопределенного круга лиц и через частные обвинения граждан чиновников, творящих беззаконие.

Предприниматели вроде бы заинтересованы в том, чтобы игра велась по правилам. Им нужен честный суд, равенство перед законом, гарантии прав собственности. Гарантии, что власть имущие не отнимут предприятие, не разорят. Но это только в принципе. Предприниматели, как правило, не революционеры, и даже не политики. Они жаждут успеха в бизнесе, хотят прибыли, а не справедливого устройства общества. Поэтому во многих странах они сервильны, воспринимают власть как данность. Так было в кайзеровской Германии, так было в царской России, так происходит и в России путинской. Буржуазия из-за своей сервильности не готова бороться за  правовые либеральные реформы. Поговорите с российскими предпринимателями. Вы редко услышите критику в адрес нынешней мафиозной власти. Остерегаются, хотя платят взятки и откаты. Надеются на то, что войдут в круг «своих», получат выгодный госзаказ, озолотятся.

На пути модернизации России стоят два главных препятствия: пофигизм в сочетании со средневековой подданической вождистской культурой народа, с одной стороны, и ощущение народом власти как стоящей по другую сторону баррикады — с другой. Люди понимают, что эта власть поглощена не решением их проблем, а казнокрадством и переводом уворованного за кордон. И как бы они ни уверяли власть в своей лояльности, платить налоги такой власти они не желают. Как не хотели платить дань Чингиз-хану и князю Московии. Как не хотели платить Гитлеру. Люди не верят этой власти. И правильно, есть с чего. Интернет полон информацией то о 10-кратном перерасходе средств на строительство стадиона «Зенит» в Санкт Петербурге, то о свадьбе дочери судьи Елены Хахалевой стоимостью в 2 млн долларов, то об аресте очередного губернатора-казнокрада. Голосуют россияне за мафию и ее вождя не потому, что доверяют, а потому, что не видят выхода: так у нас всегда было, есть и будет. Как добиться формирования «своей» честной власти — вопрос отдельный.

Сейчас же поговорим о том, как перепрыгнуть через пофигизм народа и сервильность предпринимателей, через привычку воровать и незаконно наживаться. Какие нужны стимулы, какие законы и порядки надо установить в России, чтобы она стала похожа на Англию и Германию, а не на Сицилию? Полезно это уразуметь уже сегодня, чтобы с осознанием поставленной цели бороться за проведение реформ.

Представим себе, что в ходе честных выборов избран новый президент России, который поставил перед собой задачу обуздать в стране системную коррупцию. Что он должен сделать, опираясь на своих единомышленников? Во-первых, сформировать новый состав органов управления, состоящий из специалистов, не имеющих за спиной незаконно нажитого богатства. Создать специальный орган — Бюро по борьбе с системной коррупцией — и предоставить ему большие полномочия. Провести всеобщую кампанию по декларированию принадлежащего гражданам имущества.

При этом, несомненно, в обществе произойдет раскол. Одна часть будет требовать мести — т.е. конфискации у вчерашних высокопоставленных чиновников и их друзей-олигархов незаконно нажитого богатства. Другая — опасаться гражданской войны. Кроме того, неясно, что считать незаконно приобретенным имуществом и по каким ценам считать? Боюсь, что значительная часть нашего населения не сможет предоставить документы на доходы, позволившие им приобрести квартиры и машины. А то, что конфискация удесятерит сопротивление прежней элиты и действительно может привести к гражданской войне, — очевидно. Нужно найти компромисс, позволяющий избежать кровавой развязки и победить системную коррупцию.  Например, ввести разовый налог в Пенсионный фонд на собственность стоимостью более 50 млн рублей, на которую у граждан нет оправдательных документов. Уплата такого налога давала бы ее собственникам индульгенцию.

Надо обеспечить прозрачность доходов граждан и их соответствие приросту его активов. Посадить зарвавшихся казнокрадов. Но, главное, ввести в обычаи нашего народа информировать соответствующие органы о нарушении законов и правил честной жизни при честной власти. Вот это-то и вызывает жаркие споры.

Как уже отмечалась, власть всегда воспринималась нашим народом как оккупационная и грабительская. Доносить на соседа, не заплатившего дань хану, князю, царю или большевикам было «западло». Доносить начальству на соседа, будучи заключенным лагеря, — смерти подобно. Диссиденты относились к любым доносам как к страшному, непростительному греху. И все же при Сталине находились люди, доносили, но не из идейных соображений, а корысти ради — чтобы заполучить квартиру арестованного, например. Зафиксировано 4 млн доносов в ВЧК-НКВД. Это были действительно аморальные доносы. Может быть, поэтому у основной массы россиян сохранилось резко отрицательное отношение к доносам органам власти. Предприниматели признаются, что если они сообщат о том, что коллега скрывает от налоговиков полученный доход, то потеряют уважение, станут нерукопожатными.

С точки зрения жителей таких стран, как США, мы ведем себя странно. Терпим несправедливость, если сами не можем дать отпор. О распиле нашего «общака» (бюджета) молчим, понимая, что информировать придется властную мафию, которая сама погрязла в казнокрадстве. А как россиянин может иначе отреагировать на нарушение закона или своих интересов? Казалось бы перед ним есть два пути: первый — разбираться с нарушителем самому, давая отпор нарушителям закона, а второй — информировать о правонарушении органы власти.

Первый путь. Если вы физически слабы или морально не готовы использовать силу и арсенал бандита, то вам придется обратиться в суд. Но надо, чтобы суд был честный и независимый. А где такой в России найти? Причем путь этот — через суд — в отличие от развитых стран в России практически заблокирован.. Право гражданина на частное уголовное обвинение  нарушителей закона сведено к двум мелким правонарушениям (см статью в ЕЖ «Каждому россиянину права прокурора!»). Вы даже не вправе инициировать гражданское дело в защиту групповых интересов или неопределенного круга лиц (см статью в ЕЖ «Иски в защиту общих интересов»).

Второй путь — искать защиты и справедливости у власти, жаловаться в полицию, прокуратуру, иные органы надзора, чтобы они разбирались и навели порядок. Но где в России взять честную власть? И самое главное — как преодолеть у наших граждан отвращение к сотрудничеству с властью? Ведь донос — это всегда плохо! Даже на вора! Как быть?

Покажем это на примерах. По информации «Новой газеты» (19.07.2107) владельцы компании «Сигма», в прошлом члены Тамбовской преступной группировки, в сговоре с таможенниками фальсифицировали документы и недоплачивали в бюджет (т.е. наш «общак») огромные суммы денег. Что может сделать честный гражданин, даже понимающий, что это ведет к низким заработкам бюджетников, к нищенским пенсиям? Сражаться с казнокрадами в одиночку? Как? А информировать коррумпированную власть общественное мнение не велит!

Даже на уровне ТСЖ такое неприятие создает моральные проблемы. У моего знакомого председатель сдавал в аренду полуподвальные помещения, а часть платы налом прикарманивал. Собственники квартир вынуждены переплачивать за коммунальные расходы по дому. Собрать членов ТСЖ, чтобы подать коллективный иск, не удавалось. А одному бороться — накладно: затраты на адвоката с лихвой перекрывали убытки моего знакомого по квартплате. Что ему оставалось делать? Писать заявление куда надо. Но это вызвало осуждение соседей: впутывать власть в наши дела — нехорошо!

Тем не менее, побороть системную коррупцию без помощи граждан нам не удастся. Как не удастся сделать это без ежегодных деклараций о доходах и активах. Таков опыт развитых стран. Но сами органы власти без помощи граждан не в состоянии отследить все злоупотребления и коррупционные сделки. Будет скукоживаться наш общак на местном, региональном или федеральном уровне. Кроме того, изменить менталитет россиян поможет лишь адекватная реакция соседей на премии информаторам, зависть тех, кто мог, но не информировал. И ожидаемая реакция СВОЕЙ власти. Нам все-таки придется брать пример с развитых стран.

Остановимся на опыте США. Там информатор — это лицо, которое добровольно или на платной основе предоставляет информацию другим лицам и заинтересованным организациям — полиции, правоохранительным и надзорным органам, СМИ, банкам, корпорациям. Слов «доносительство», «донос» и «доносчик» в отрицательном русском смысле там просто нет. В США принято, чтобы служащие информировали руководство о том, как работают их коллеги. Ведь от этого зависит судьба каждого, они сообща ведут корабль организации по житейскому морю.

Информаторы поощряются вполне официально. Например, за сообщение о нарушении соседом правил противопожарной безопасности вы получите награду от пожарного департамента. Полиция и другие правоохранительные органы призывали граждан оказывать содействие в поимке преступников, обещая выплату вознаграждения. «Финансовое» доносительство — это информирование гражданами государственных надзорных и регулирующих органов о нарушениях законов в финансовой сфере. О фактах коррупции, казнокрадства, уклонения от уплаты налогов, «отмывки» «грязных» денег, использования инсайдерской информации, фальсификации финансовой отчётности и «двойной» бухгалтерии, ценовых сговоров, обмана акционеров, инвесторов, клиентов, партнеров, иных нарушениях закона. Оно касается операций, выполняемых как в США, так и за их пределами. Нарушители — как граждане, так и юридические лица. К нарушителям могут относиться и нерезиденты, например дочерние компании американских корпораций, которые формально — юрлица других государств.

В конце 1990-х — начале 2000-х гг. в Америке произошла серия крупных скандалов, связанных с фальсификацией финансовой отчётности. Особенно широкий резонанс имел скандал с крупнейшей энергетической корпорацией «Энрон», в котором были замешаны многие лица из высших эшелонов власти США. Реакцией стало принятие в 2002 году закона Сарбанеса-Оксли, который хотя и не определяет порядок материального поощрения информаторов, но предусматривает их защиту от возмездия со стороны руководства компании. Закон повысил требования к внутреннему контролю в компаниях, зарегистрированных в США.

Кризис 2007-2009 гг., спровоцированный мошенничествами на рынке ипотеки, заставил принять новый закон — Додда-Франка. Он предусматривает защиту информатора, который вправе не уведомлять о нарушении свое начальство, а действовать напрямую, отсылая сведения в государственные инстанции. При необходимости он может действовать анонимно, поддерживая контакты с правоохранителями через адвоката. Сегодня в американской корпорации любой сотрудник — потенциальный информатор органов власти. Причем ему гарантируется защита и вознаграждение в размере от 10 до 30% суммы штрафа за нарушение.

Теперь руководство банков и корпораций боится своих подчинённых, вынуждено работать строго в соответствии с законом, платить в казну все установленные налоги. Работники проявляют повышенную бдительность, мечтая о суммах, которые они смогут получить за информацию о нарушениях в банке или компании. Комиссия по ценным бумагам оштрафовала банк «Ситигруп» на сумму 75 млн долларов. Другой банк, «Уолл-стрит-Голдман Сакс» должен заплатить штраф 550 млн долларов. Вознаграждение информаторам — 25 млн и 165 млн долларов.

Закон Додда-Франка сыграл свою роль, уровень законопослушности  предпринимателей вырос. Впрочем, не все идет гладко. Высказывается опасение, что вал информации может захлестнуть регуляторов и эффективность их работы снизится. Предлагается сделать предварительное обращение информаторов в органы внутреннего контроля компаний обязательным условием для получения вознаграждения.

Будущее России зависит от того, сможет ли она преодолеть системную коррупцию. Сможет ли прекратить разворовывание казны, грабеж вкладчиков и акционеров? Без активного участия населения модернизировать страну не удастся. И если мы не хотим жить в нищете, нам придется перенимать опыт развитых стран, в том числе и опыт информирования органов честной власти о нарушениях закона предпринимателями и чиновниками. Другого пути мир не знает.

Но нам придется пройти между Сциллой и Харибдой. Есть опасность, что люди будут информировать органы власти не из заботы об общих интересах сбережения казны или необходимости честного бизнеса, а скорее из желания показать свою лояльность и послушание власти. Надо помнить, что подданическая культура сама представляет опасность для гражданского общества. Избежать этого, возможно, поможет разумная сумма вознаграждения, акцент на гражданский долг и  гарантированная законом возможность гражданам самостоятельно бороться с правонарушениями. Для этого придется  изменить и сделать работающими нормы закона о частном обвинении и об исках в защиту интересов неопределенного круга лиц.




Фото: Россия. Санкт-Петербург. Первые крупноформатные плакаты, содержание которых направлено на борьбу со взяточничеством и коррупцией. Интерпресс/ТАСС(архив).












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.