Что делать?
26 сентября 2017 г.
Бюрократия как угроза
2 МАРТА 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

 

Бюрократия как социальная группа представляет угрозу интересам широких слоев населения. Если поинтересоваться у людей на улице: «В чем состоят интересы чиновника?», то они, скорее всего, ответят» «Урвать!» Многие (не все!) чиновники и наемные менеджеры не откажутся от взятки или отката, действуя в ущерб государству или фирме. Что-то улучшать, совершенствовать в производстве они будут, но лишь под давлением либо за хорошую премию.

У рабочих интерес другой – хотят, чтобы нормы выработки были ниже, а расценки как можно выше. Снижение себестоимости продукции и рост производительности труда их не волнуют.

Положение предпринимателей, ученых и изобретателей, по сравнению с другими социальными группами — уникальное. Предприниматель, если он не допущен к «распилу» бюджета, выжить в конкурентной борьбе может, лишь внедряя новые технологии, повышая качество продукции и производительность труда, создавая новые товары. Выходит, что он, наряду с ученым и изобретателем и есть двигатель прогресса. Причем его моральный облик, отношение к жене и детям — неважно. Предприниматели вместе с учеными и изобретателями обеспечивают экономический рост и повышение уровня жизни нам всем. Многим рабочим и служащим этот вывод не нравится, но такова правда жизни.

Предположим, что директору государственного предприятия поручено закупить новые станки. Одна фирма предлагает надежное оборудование, но платить директору откат наотрез отказывается. У другой станки похуже, но откат она готова дать. Какую фирму выберет директор? Обычно люди отвечают: все люди блюдут свой интерес, и если есть шанс, что об откате никто не узнает, то, скорее всего, директор выберет второй вариант.

В частной компании есть собственник, который заинтересован проконтролировать и при необходимости выгнать корыстного снабженца. А в государственной деньги ничейные, «принадлежат всему народу», в ней нет конкретного лица, который лишится денег лично. В рациональном расходовании государственных средств материально не заинтересованы ни директор предприятия, ни начальник департамента, ни министр. Государственная собственность беззащитна, это ее ахиллесова пята.

Поэтому воры и жулики «пилят» чаще всего казенные деньги. Конечно, воровство бывает и в частных компаниях. Экономисты употребляют термин «агентские потери», они связаны с тем, что управляет предприятием не сам собственник, а его агент — начальник производства или цеха. Однако воровства в частных фирмах намного меньше, ведь там ему противостоят интересы собственника.

У предпринимателя психология рисковая, авантюрная. Увидев возможность заработать, он вкладывает силы и деньги в бизнес, в проекты, но может и прогореть. Предприниматели — исключительно ценная категория людей. В любом обществе их мало, не более нескольких процентов. Нередко, даже став очень богатыми (хватит на многие поколения роскошной жизни), предприниматели не останавливаются, потому что им интересен сам процесс поиска новых бизнес-решений!

Подойдем с другой стороны. Науку развивают ученые, изобретатели, инженеры, технологи. Творить новое — их увлечение, их страсть. Но создать новое в лаборатории — мало, надо наладить его массовое производство. Это дело предпринимателей. Они — те же изобретатели, но работают не с железками, а с работниками, деньгами, технологиями. Самые предприимчивые из них без денег новое предприятие не построят, технологии не внедрят. А своих средств на это им чаще всего не хватает. Поэтому предприниматели вынуждены развивать бизнес на привлеченные или заемные средства, то есть за счет банковских кредитов или продажи акций и облигаций. Банки выдают кредиты из тех денег, которые граждане положили на депозиты. Получается, что значительная часть населения, простые граждане, в условиях капитализма тоже являются двигателями прогресса. В этом главное отличие капиталистического общества от феодального (в том числе его советской разновидности).

Предприниматели думают о том, что надо сделать, чтобы фирма приносила больше прибыли, как снизить затраты, произвести и продать больше товаров. Поиск ведут миллионы людей, и эффект этой предприимчивости потрясает. Именно предприимчивости бизнесменов европейские страны, США, Япония, а теперь и Китай обязаны резким ростом производства в последние столетия. Именно этим объясняется, почему производительность труда немца в три раза выше, чем у россиянина, а о качестве и говорить не приходится. Но задумаемся, а входит ли развитие конкуренции — экономической и политической — в круг интересов чиновников? Психология чиновника в корне отличается от психологии предпринимателя. Чиновник в идеале должен действовать по правилам, но фактически смотрит в рот начальству. Для него всякая конкуренция — зло. А связи, надежная «крыша» — вот истинная ценность!

Частная собственность на средства производства прокладывает дорогу к лучшей жизни не только предпринимателям и изобретателям. Своим желанием произвести больше товаров лучшего качества с меньшими затратами эти люди делают богаче жизнь всем нам. Обилие произведенных товаров ведет к снижению цен и росту покупательной способности. А работа на успешных предприятиях гарантирует людям наемного труда высокую зарплату.

300 лет назад сбережения можно было вложить только в недвижимость, золото, бриллианты. Банков и акционерных обществ не было, не было и денег на строительство предприятий. Разве что за счет царской казны, и то мало. Теперь каналы финансирования предпринимательства налажены. Все упирается в то, сколько свободного капитала в стране, каков уровень сбережений населения. Там, где он высокий (в Китае он достигает 50% доходов граждан), высок и уровень инвестиций. И все это благодаря простым гражданам. Они и есть по существу капиталисты, владельцы капитала. Впрочем, большинство мелких вкладчиков банков об этом даже не догадывается. Капиталистом назовут того, у кого на депозите миллион.

Когда в России большевики упразднили частную собственность, то они лживо продекларировали, что отныне землей и имуществом будет владеть все общество. Но в жизни вопрос стоит так: кто — свободный человек, царь, генсек или их чиновник будет решать, кому что положено, кто может есть хлеб, а кто ананасы, кто будет жить в роскошной «сталинке», а кто в бараке? Чиновники при любой форме «обобществления» и сегодня являются фактическими собственниками казны. Как признавал Ленин «государство — собственность бюрократии». Вывод: чем меньше государственной собственности, тем больше свободы, тем лучше условия для развития и конкуренции, тем выше жизненный уровень населения.

Во всем мире частные компании работают эффективнее государственных. И понятно почему — акционеры заинтересованы в приумножении капитала. Они контролируют и стимулируют менеджеров. В государственных компаниях (или компаниях, где государству принадлежит большой пакет акций) за менеджерами такого пригляда нет, там деньги государственные, значит — «ничьи». Никто не мешает управленцам разного уровня набивать свой карман. В госкомпаниях чаще имеет место коммерческий подкуп, там откаты, взятки, коррупция. Простые люди должны осознать, что экспансия государства, засилье бюрократии с ее невыполнимыми обещаниями касается их непосредственно — это удар по их заработкам, по их мечтам и желаниям.

Тогда возникает главный для России вопрос: кто сегодня определяет стратегию развития страны — предприниматели, ученые, простые граждане? Нет, ее определяют вороватые чиновники, «новые дворяне», имеющие доступ к бюджетным деньгам, к собранным с нас налогам. Живущие на распилы, откаты, взятки, использующие свое властное положение. Изменить это — задача россиян. Без этого мы не станем развитой страной.

Власть любого чиновника опасна. Хоть служащего муниципалитета, хоть министра. Людям свойственно стремление обогатиться и не всегда мораль и совесть этому в силах помешать. Власть людей развращает и поэтому ее надо контролировать, ограничивать и сдерживать любыми способами. Конституция, закон, разделение властей и независимый суд, право на частное обвинение и на защиту в суде общественных и групповых интересов — все это выражает глубокое недоверие людей к власть предержащим. На смену архаичной средневековой преданности царю, генсеку, президенту и его наместникам должно прийти устойчивое недоверие к власти. Это недоверие должно стать стержнем новой русской культуры. Только это даст нам шанс войти в число развитых стран.

Французский историк и социолог Ален Безансон отметил, что в российской  истории сменяются периоды, которые можно условно назвать «военным коммунизмом» и «НЭПом». В первый период бюрократия берет на себя тотальный контроль над всеми ресурсами и распределяет их в своих интересах. Увеличиваются расходы на госаппарат и армию, раздувается истерия «осажденной крепости», строится автаркическая военная мобилизационная экономика. Этим бюрократия истощает общество до предела, после чего происходит переключение в другой режим – «НЭПа».

Дается свобода общественной и частной инициативе, энергии общества. Появляются товары, начинается иная жизнь. Но никуда не исчезнувшая бюрократия со временем берет реванш, кладет конец свободам и начинает новый цикл огосударствления.

За этими периодами стоят разные типы элит и институтов. В первом — экспроприирующие и перераспределяющие, насаждающие соответствующую имперскую культуру. Во втором — институты рынка, предпринимательства, гражданского общества. За последнее столетие Россия пережила несколько таких циклов, и мы понимаем, в каком периоде сегодня живем. 

Аппетиты чиновников, отнимающих у людей в виде налогов ими заработанное, бьют по нашим интересам. Непомерные налоги не только лишают средств семьи простых людей, но и ограничивают возможности предпринимателей, работающих нам во благо. Надо помнить, что все, что делает государство — строительство мостов, субсидии библиотекам и музеям, пенсии — оно делает за счет взимаемых с нас налогов. Мы просто не видим, не осознаем, что из-за этого лишились не построенных нами квартир, не купленной нами одежды, не созданных предпринимателями новых рабочих мест. Деньги посредством налогов государство забрало у нас, потратило, а мы, скорее всего, использовали бы их лучше, чем государственные чиновники.

 Если бы налоги были еще больше, смогла бы частная компания построить тоннель под Ла-Машем? Смогла бы частная компания спроектировать и запустить космический корабль «Дракон»? А ведь себестоимость его производства в 100 раз ниже, чем у государственного космического агентства США!

В Норвегии нефть добывают частные компании, а продает лицензии, собирает плату за добычу и складывает ее в Фонд будущих поколений государственная компания Статойл. Но только продает лицензии и складывает деньги под контролем парламента! Добывать нефть норвежцы ей не доверили! 

*  *  *

Разумеется, есть сферы, где без чиновников не обойтись. Не обойтись и без сбора средств в складчину через налогообложение. Если надо построить новую дорогу, то неразумно жителям ждать, пока бизнесмены соберутся вложиться в платную дорогу. Проще построить ее за счет средств местного бюджета. Но и здесь — большая разница в подходах. Одно дело поручить строительство дороги муниципальному стройтресту, а другое — отобрать  по конкурсу частную компанию и поручить строительство ей. Построят дешевле и лучше.

Задача государства — защищать своих граждан от агрессоров и от тех, кто  ворует, мошенничает, не исполняет договор, насилует, грабит и убивает. Но если государство в лице чиновников и парламентариев берет на себя все новые функции, нарушая их интересы, права и свободы, то оно просто грабит людей. Под разными благовидными предлогами и программами чиновники и парламентарии увеличивают налоги. И хотя при этом говорится много красивых слов, подлинная цель, как правило, состоит в том, чтобы было легче «пилить» бюджет, обогащаться и кормить своих родственников и друзей.

Эта корыстная активность бюрократии по душе многим отсталым неквалифицированным, плохо образованным гражданам. Зависть склоняет таких людей поддерживать уравниловку, пусть формальную. Они предпочитают жить в нищете, но у всех зато поровну. Не только Россия, многие народы оказались в ловушке подобных архаических народных чаяний, в их государствах вводятся высокие налоги, в карманы лентяев и бездельников перераспределяются доходы предприимчивых и работящих. От этого «социализма» экономика хиреет, капитал утекает за рубеж, нищета становится нормой. 

Государство приносит ощутимую помощь людям, устанавливая законы и правила и наказывая за их неисполнение. Общество не может существовать без справедливости, что означает защиту прав на жизнь, свободу и собственность. Задача государства — обеспечить такую справедливость, то есть дать людям суд независимый и справедливый. Но все ли государства обеспечивают эту потребность?

 Государство играет исключительно ценную роль, развивая инфраструктуру или поддерживая науку. Но следует помнить, что чиновники любого уровня всегда готовы использовать власть в корыстных интересах, запустить руку в общую казну и обогатиться за счет простых граждан. Мы должны осознать: без бюрократии в современном мире не обойтись, но она крайне опасна. За ней нужен глаз да глаз!

 

 

 Фото: Вышинский Денис/ ITAR-TASS

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.
Система социального обеспечения Сингапура и Central Provident Fund
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА БОЙКО
В Европе, США и многих других странах социальным обеспечением занимается правительство, а платят за это налогоплательщики. Автор «сингапурского чуда» Ли Куан Ю в статье «Справедливое общество, а не государство всеобщего благоденствия» рассказал, как ему и его единомышленникам удалось реализовать более эффективную схему. Ли Куан Ю: «Наблюдая за постоянно растущей стоимостью социального обеспечения в Великобритании и Швеции, мы отказались от подобной практики. Мы заметили, что там, где правительство брало на себя ответственность за выполнение функций главы семьи, люди начинали расслабляться.
Как служат японские чиновники
4 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Государственная служба в Японии охватывает административную, дипломатическую и судебную сферы государственной деятельности. В категорию государственных служащих (кокка комуин) принято включать не только чиновников в собственном смысле этого слова, но также лиц, работающих на принадлежащих государству предприятиях, служащих государственных железных дорог, работников телевидения, государственных школ, военнослужащих «сил самообороны», сотрудников полиции. К концу марта 1999 г. в стране насчитывалось приблизительно 1 148 000 государственных служащих, включая персонал Сил самообороны. Численность же высших государственных чиновников не превышает десяти тысяч.
Когда и где сойдутся пути России и Европы
28 АВГУСТА 2017 // РУСТЕМ НУРЕЕВ, ЮРИЙ ЛАТОВ
Современная Россия — это Европа и НЕ-Европа одновременно. Хотя наши пути разошлись довольно давно, они постоянно сталкиваются и переплетаются друг с другом. Возможно, на ранней догосударственной стадии (более двух тысячелетий тому назад) позднепервобытные германские и восточнославянские племена практически ничем (с точки зрения теории экономических систем) не отличались друг от друга, являясь далекой варварской периферией античного мира. Затем их пути начали медленно, но неуклонно расходиться.
Почему Россия не Америка. Религия
21 АВГУСТА 2017 // Александр НИКОНОВ
Давайте взглянем на график связи между совокупным интеллектом разных стран, выражающемся в их экономическом потенциале, и отношением к религии. На этом графике четко виден общий характер зависимости: чем выше доходы на душу населения, тем меньше религиозность. Выпадающие точки — Кувейт и США. С Кувейтом все ясно: эта страна диких кочевников слишком быстро получила не заработанное, а просто пролившееся из земли богатство. Оцивилизовывающий процесс урбанизации обычно занимает несколько поколений, переформатируя людей по новым лекалам: они становятся более терпимыми, более образованными, более самостоятельными и менее религиозными. А тут в цивилизационный костер навалили столько денежного топлива, что огонь погас. Богатство людей резко выросло, а сознание осталось прежним — дикарским и инфантильным, ярко религиозным.
Болезни демократии
14 АВГУСТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Многие верят, что демократия способна изменить мир к лучшему. Даже не очень понимая, что это такое. Поясним: демократия — лишь форма организации политического процесса, который сам зависит отментальности народа, его обычаев, принятых правил поведения, отношения граждан к казнокрадству, к мошенничеству, к указаниям начальства и к нормам законодательства, независимости или сервильности суда, к честности выборов, к личной свободе и свободе слова, собраний, организаций, реальности гарантии собственности и многому другому. Но раз демократия — только форма проводимой политики, то вполне естественно, что во многих случаях она не приводит к решению стоящих перед страной проблем.