Итоги года
16 июля 2018 г.
В блогах
31 ДЕКАБРЯ 2015

Нателла Болтянская:

«Биодеградация — разложение в результате деятельности живых организмов».

(Недозапрещенная «Википедия»)

Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком, когда их ловят на вранье… Глава Ростуризма говорит о том, что отдых на море навязан стереотипами, и вилла на Сейшелах тому подтверждение… Фигуранты расследования по «делу Чаек», оказывается, давно потеряли документы… Кто-то подделал и пользуется… Президент страны на голубом глазу говорит, что мы не начинали войну с Украиной… Никто из иностранцев никогда не рвался усыновлять российских больных детей… Впрочем, шедевр — это, конечно, «за достаточно долгий период моей работы можно было заметить, что я бережно отношусь к людям»… Особенно это заметили те, которые на «Курске», в «Норд-Осте» и Беслане. Хотя есть вполне конкретные люди, к которым он относится чрезвычайно бережно… И они известны…

На фоне этих Монбланов и Эверестов вранья уже ничто не кажется запредельным. Судьи и полицейские, депутаты и министры… Недавние облавы на Рыклина (Саш, веришь, что не из трендового стремления подмазаться к главреду «ЕЖа» упоминаю это?), в процессе которых рядовые гончие ничуть не скрывали от своих жертв того, что всё прекрасно понимают. И — продолжали ловить и вязать… Хотя на фоне всех этих высланных мотоциклетов с пистолетами и ориентировок на задержание тысяча рублей штрафа выглядит полным оправданием Рыклина.

Откровенно говоря, апогеем цинизма для меня стала пойманная в соцсети история поэта Иртеньева.

Читать далее...



Максим Блант:

Конец 2015 года преподнес российской экономике весьма неприятный сюрприз. После отказа ОПЕК начать сокращение добычи до того, как на аналогичные ограничения пойдут независимые экспортеры, нефтяные котировки отправились в свободное падение. Североморская смесь Brent, к которой привязаны российские сорта, ушла ниже 40 долларов за баррель, сделав актуальным стрессовый сценарий от российского ЦБ, а потом и вовсе упала к многолетним минимумам, фактически повторив «антирекорд» 2008 года на уровне 36,5 доллара за баррель. Российская валюта, как и в декабре 2014 года, последовала вслед за нефтью: доллар подскочил выше 71 рубля, а единая европейская валюта – выше 78. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина по телевизору доступно объяснила россиянам, что доллары и евро им совершенно ни к чему, поскольку получают и тратят они преимущественно рубли. А министр финансов Антон Силуанов предупредил, что падение может продолжиться, нефть способна уйти и ниже 30 долларов, и всем нам пора готовиться к «непростым временам».

Самое неприятное, что слова Силуанова никоим образом не являются традиционной для российских министров финансов «страшилкой», направленной на обуздание аппетитов лоббистов всех мастей. Надежды на то, что котировки вернутся выше 50 долларов и позволят Минфину спокойно исполнить бюджетные обязательства выборного года, с каждым днем все призрачней. Серьезно урезать социальные расходы или обложить дополнительными налогами бизнес, в виду все тех же политических обстоятельств, правительству никто не даст. Решать проблемы излюбленным способом – при помощи девальвации – тоже не выйдет: доллары и евро россиянам, конечно, ни к чему, но за курсом в стране все следят весьма пристально. Это создает предпосылки для смены правительства и руководства ЦБ, которые давно уже подвергаются критике и справа, и слева, а в последнее время еще и снизу достается все сильнее.

Читать далее...



Сергей Митрофанов
:

2015-й – откровенно тяжёл. Тяжел, как перелом. А сколько переломов допустимо выпадать на долю одного поколения? Раньше мне казалось, что одного вполне достаточно. Одна революция. Одна война. Одна перестройка. Всё! Один перелом можно пережить, выправиться, залечить раны и идти себе дальше. Два – с трудом. Но для меня это уже третий перелом.

Первый был в 93-м, когда молодая демократия пошла куда-то не туда. Ладно, сменил издание, нашел новый смысл. Второй – в конце девяностых, когда эта пошедшая не туда демократия так переформатировалась, что лично для меня в ней не осталось места. Но я и это пережил… И вот – третий перелом, который усугубляется еще таким неприятным обстоятельством, как возраст. Который вкупе со всем остальным пережить трудно, практически невозможно.

Однажды в детстве по черно-белому советскому телевизору (с таким маленьким-маленьким экраном) я смотрел публицистический телеспектакль. В нем один прогрессивный американский журналист, по-видимому, коммунист, поставил на себе эксперимент. Чего-то себе вколол и стал… негром. То есть не загримировался под негра, а стал натуральным негром. Со специфическим афропрофилем и курчавыми волосами, его играл советский актер. И понял… что жизнь в «городе желтого дьявола» отнюдь не сахар.

Читать далее...








В блогах
31 ДЕКАБРЯ 2013

Антон Орехъ:

Но время-то идет. Хочется не только смеяться, но и успеть еще пожить в нормальной стране. Чего нам ждать? Пока водка и колбаса пропадут с полок? Пока все развалится настолько, что ржавая вода потечет не только у Путина в отдельные редкие минуты, но и у всех и всегда? Ждать, когда государство не сможет платить пенсии, банки лопнут, рубль рухнет, нефть подешевеет до уровня раннего Ельцина или позднего Горбачева? Чтобы уже самому распоследнему жвачному животному, вперившемуся в телевизор, стало понятно, что пора отрывать свой зад от дивана? И тогда мы устроим свой Майдан? Честно говоря, доводить до такого не хотелось бы. Ведь и Майдан — не только массовое проявление гражданского самосознания, но и некий жест народного отчаяния. А наш отчаявшийся народ таких дел понаделать может!

Александр Осовцов:

Любая попытка изменить формат взаимоотношений с кавказскими элитами, что неотличимо от Кавказа в целом, неизбежно приведет к войне. И в этом смысле важно не то, кто готов воевать, а кто не готов, а то, как изменить эти обстоятельства. В войне участвует или не участвует вся страна, весь народ, в том числе и те, кто этого не хочет, и те, кто этого не понимает.

Светлана Солодовник:


Прошедший год останется в истории Русской православной церкви важной вехой: у светского общества отвоеваны два новых рубежа — в Уголовный кодекс введены поправки, предусматривающие до трех лет лишения свободы за «оскорбление религиозных чувств», а закон о защите детей от вредной информации пополнился запретом на так называемую гей-пропаганду. Некоторые эксперты полагают, что для РПЦ было крайне важно внедрить конфессиональный понятийный аппарат в правовое поле — теперь задачу можно считать выполненной.

Лилия Шевцова:

Так вот, достижением 2013 года, думаю, как раз стало понимание исчерпанности старого и необходимости поиска новых форм организации жизни, причем не только в переходных, но и в развитых обществах. И здесь пригодится метафора, на сей раз принадлежащая Бауману, который так воспринимает окружающий мир: мы вошли в кабину самолета, на котором мы летим, и обнаружили, что она пуста… Но многие из нас не знают, что и аэродром, на котором мы должны приземлиться, еще не построен!

Инна Булкина:

 Этот Майдан действительно никого не готов наделять властью, он пытается лишь ее отнять. Но оставаясь в правовом поле это сделать мудрено. Между тем, реальная политика, совершенно этому Майдану чуждая, уже пытается им воспользоваться. Речь даже не о тех известных и малоизвестных политиках, которые «пиарятся» на майданном «броневичке», но о настоящей президентской кампании, которую с некоторых пор вовсю ведет Виталий Кличко (или те силы, что стоят за ним), всерьез рассчитывая на досрочные выборы. Впрочем, даже если до «досрочных» дело не дойдет, то «срочные» тоже не за горами, и уже понятно, что ни один кандидат, на котором будет лежать «тень Семьи», выиграть их не сможет. А если, паче чаяния, что-то в этом роде случится, мы получим третий Майдан. Если второй к тому времени разойдется.


Александр Гольц:

Так получилось, что эволюция путинской внешней политики больше всего походит на историю дворовой шпаны.

Михаил Ходорковский

Дорогие друзья!

Наступает Новый год. Для меня это первый за 10 лет праздник, который я проведу со своей семьей, родителями и детьми. Все вместе вы помогли мне обрести Свободу в уходящем году, и я хочу поблагодарить вас за поддержку, письма, комментарии и даже критику.

Желаю счастья и здоровья вашим родным и близким и давайте стремиться к тому, чтобы правда и любовь победила ненависть и ложь.

С Новым Годом! Обнимаю вас всех,

Ваш МБХ

Константин фон Эггерт, журналист

С Новым 2014 годом вас, мои друзья и коллеги! Не впадайте в уныние, не теряйте надежды, будьте здоровы!

Дина Годер, журналист, театральный критик

Непонятно, как с такими непрекращающимися беспросветными новостями праздновать Новый год, поздравлять друзей. Но пока мы тут, живы, ждем Новый год и надеемся на лучшее.
Этот год почти весь я прожила в Израиле. Никогда еще так долго я не жила в другой стране, ужасно интересный опыт, как будто со стороны на себя смотришь. Не знаю, как повернется дело дальше, но пока весело - новые правила, новые люди, новый климат и много солнца. Всякое неприятное тоже было, но будем надеяться, в следующем году через плохое перешагнем. Испытания нужны, чтобы не загордился человек.

Елена Санникова, правозащитник

Дорогие друзья!
Всех вас поздравляю с наступающим 2014 годом!
Пусть, несмотря ни на что, будет он лучше всех предыдущих!
Желаю выздоровления всем, кто болен, хорошего настроения всем, кто унывает, успехов всем, кто задумал благое.
Освобождения всем политзаключенным и без вины осужденным!

Наталия Геворкян, журналист

Не болейте, пусть утихнет боль утрат, пусть родятся дети и внуки, пусть будет много разнообразных свадеб, романов и просто веселых интрижек, а также много прекрасных фильмов, спектаклей, книжек, а еще работа у тех, кто ее хочет, и отсутствие оной у тех, кто ее не хочет) Пусть победит жизнь. И пусть уже, наконец, пойдет крупными белыми хлопьями снег)

Сергей Шаргунов, писатель

Тяжелое завершение 13-го.
Доброго всем здоровья и бодрого духа в новом году. Чтоб жизнь менялась и обнадеживала, а каждый мог оставаться самим собой.
Чтоб цифра 14 (чем-то похожая на соседство сосны и елки) принесла побольше разных радостей.
И до встречи!

 

В блогах
1 ЯНВАРЯ 2015

Дмитрий Орешкин: По евразийскому календарю 2014 год числился годом Большой Мышеловки. Наступающий же год, говорят астрологи, будет годом Мелкого Пука в Лужу.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...

В блогах
3 ЯНВАРЯ 2018

Уроки биткоина

А теперь, собственно то, ради чего и затевался весь этот текст.

В 2009 году в мире появилась первая децентрализованная криптовалюта — биткоин, запущенная криптографом (или группой программистов-криптографов), действовавшим под псевдонимом Сатоши Накамото. Полушутка-полуэксперимент, уже через пару лет биткоин превратился в полноценную валюту, заставившую финансовые власти крупнейших стран заговорить об угрозе, нависшей надо всей мировой финансовой системой. Любые попытки запретить, взломать, дискредитировать или хоть как-то отрегулировать оборот криптовалют никаких результатов не принесли. Сегодня биткойн, не имевший когда-то никакой ценности, стоит дороже унции золота, а лежащая в его основе блокчейн-технология породила тысячи криптовалют, сотни платежных систем и десятки, а то и сотни платформ, позволяющих решать самые разные задачи – от хранения распределённых реестров до управления автономными демократическими организациями и сообществами. Крупнейшие центральные, коммерческие и инвестиционные банки экспериментируют с блокчейнами в надежде, если не возглавить и увести в нужную для себя сторону, то хотя бы встроиться в новую экосистему, которая уже многими признана революционной.

Чтобы понять, что такого уж революционного предложили миру создатели биткоина и как это соотносится с российским политическим кризисом, имеет смысл остановиться на принципах, которые во многом и предопределили успех первой криптовалюты.

Децентрализация

Биткоин, как и большинство остальных криптовалют, не имеет какого-то единого эмиссионного центра. Это (да простят меня программисты и криптографы за упрощение) программа, запущенная одновременно на огромном количестве компьютеров, которые случайным образом (но в соответствии с заранее заданным алгоритмом) генерируют новые монеты, а заодно верифицируют и удостоверяют сделки с биткоинами. Уничтожить эту систему можно лишь аппаратными средствами – отключив интернет, причем во всем мире и навсегда. Но и этого может оказаться недостаточно, поскольку интернет – вовсе не единственное средство связи между устройствами, оснащенными памятью и вычислительными мощностями, которые могут использоваться для функционирования децентрализованной системы. Устойчивость и эффективность сетевых децентрализованных структур – явление не новое и детально описанное задолго до появления биткоина и даже интернета. Достаточно вспомнить о партизанских движениях и движениях сопротивления. Не забираясь так далеко в исторические дебри, можно привести довольно свежий пример. Яндекс-кошельки, открытые для сбора средств в поддержку Навального, российские власти с легкостью заблокировали. А вот биткоин-кошелек заблокировать никто не может. Его можно только взломать, но уже сейчас есть достаточно эффективные средства защиты, включая «холодное» хранение криптовалют. Так что даже изъятие и взлом компьютеров в офисе ФБК не дают никаких гарантий получения доступа к биткоинам команды Навального. Помимо того факта, что централизованные сервисы – главное «слабое звено», которое в любой момент может быть подвергнуто давлению или атаке со стороны государства, следует отметить, что децентрализованные системы, как правило, дешевле в использовании: централизованные сервисы грешат неоправданно высокими комиссиями.

Отсутствие контроля и неизменные «правила игры»

Раз уж вспомнили про Алексея Навального, уместно остановиться и на проблеме доверия, которую в России (да и не только в России – исключением является разве что Северная Корея) в большей или меньшей степени испытывает любой политик или чиновник. И Навальный не исключение. Среди противников Путина тех, кто не доверяет Навальному, едва ли не половина.

Отличительной особенностью криптовалют является не только отсутствие единого эмиссионного центра, но и отсутствие какого-либо контроля над их эмиссией и оборотом. Правила игры заранее заданы, опубликованы в открытом доступе и оформлены в виде программных кодов, которые каждый желающий может проверить на наличие скрытых багов. Открытый код программирования – важная составляющая. Программе, которая выполняет заранее заданный алгоритм действий, не доверять глупо. Глупо ее подозревать в корыстных или злонамеренных действиях, в стремлении к власти. Использование блокчейн-технологий на системном уровне решает коррупционную проблему, как бы парадоксально это ни прозвучало: ведь коррупционеры так полюбили криптовалюты, в которых с удовольствием берут взятки.

Прозрачность и анонимность

Все операции с биткоином записываются в информационные блоки, которые по мере наполнения образуют цепочку – собственно блокчейн. Это дает возможность при желании проследить все операции, которые совершались с каждой из монет. Однако кто именно стоит за той или иной отправкой или получением денег, выяснить невозможно – их совершали многозначные случайным образом сгенерированные буквенно-цифровые коды. При этом есть возможность всякий раз при отправке или получении той или иной суммы генерировать новую комбинацию. Пользователи получают возможность выбрать комфортный для себя уровень анонимности. В условиях противостояния с государством это весьма важно. Все, кто собирал средства на те или иные некоммерческие проекты, даже непосредственно не связанные с политической деятельностью, знают, что для части жертвователей возможность сделать анонимное пожертвование является определяющим фактором.

Даже если бы блокчейн-технологии ничего, кроме биткоина – никем не контролирующейся криптовалюты и платежной системы, – не предложили миру, их потенциал в деле ослабления традиционных институтов государства и строительстве альтернативных переоценить было бы сложно. Представим себе на минуту ситуацию, в которой значительная часть населения сводит к минимуму использование национальной валюты, закрывает счета в госбанках, получает доходы, которые не нужно декларировать и расходует средства, платя за товары и услуги цену, в которую не заложены НДС, акцизы, страховые взносы. Нелегитимность государства, низкое качество государственных услуг, коррупция и вольное обращение чиновников с деньгами налогоплательщиков, а также политическая монополия – все это превращает неуплату налогов из преступления в форму протеста. Криптовалюты и децентрализованные платежные системы – подходящий инструмент для ухода из-под ставшего неподъемным крыла государства. В том числе и для тех, кто пока не готов идти на площадь, но уже дозрел до «внутренней эмиграции».

Но современные блокчейн-технологии шагнули далеко за рамки простых платежных инструментов. В сочетании со смарт-контрактами – программами, выполняющими те или иные действия в зависимости от наступления тех или иных условий, – они помогают управлять «умными» системами электроснабжения, позволяющими владельцам солнечных батарей и ветрогенераторов не только докупать из сети недостающую энергию, но и поставлять в сеть излишки. Как работают (точнее, как могли бы работать) смарт-контракты, ощутило на себе большинство российских автомобилистов. Плоды работы системы камер слежения в почтовом ящике обнаруживал, наверное, каждый, кто регулярно садится за руль. Можно ворчать на то, как настроена та или иная камера, можно возмущаться тем, что скоростные режимы ничему не соответствуют. Но есть заранее известные каждому, кто получил права на управление транспортным средством, правила, есть алгоритм, который наказывает тех, кто эти правила нарушает. Проблема в действующей системе возникает на уровне «прокладки» между камерой и выставленным штрафом: их выписывает живой человек – инспектор ГИБДД. И ровно по этой причине есть категория водителей, к которым никакие правила неприменимы. Так или иначе, но уровень коррупции на дорогах после того, как началось массовое использование камер, снизилось, несмотря на то, что они не до конца являются смарт-контрактами и работают на базе централизованной системы ГИБДД.

На основе блокчейнов строятся многочисленные крауд- и -шеринговые платформы. Бурный рост последних свидетельствует о том, что стремительно развиваются не только информационные технологии. Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета. Возникают и становятся все более популярными новые экономические и имущественные взаимоотношения в обществе. В политике временные союзы, ставящие своей целью достижение какого-то одного конкретного результата, оказываются гораздо эффективнее традиционных иерархичных партий. Все это ставит вопрос о необходимости единой всеобъемлющей программы для России – страны с гигантской территорией, с чудовищными дисбалансами в экономическом, социальном, культурном развитии между регионами. В любом случае, сегодня написанная в 2008 году программа была бы устаревшим документом. Традиционные государственные институты проходят проверку на прочность не только в России. Для того чтобы взяться предсказывать сегодня, каким будет мир и существующие в нем государства через 10-15 лет, нужно быть очень смелым человеком. Самое разумное, что можно сделать в этих обстоятельствах – пристально следить за развитием технологий и пытаться строить с их помощью элементы системы, лишенные недостатков существующего государства, более эффективные и конкурентоспособные. И речь идет не о системах законодательной или исполнительной власти, а о солидарной системе социальной защиты и помощи, о независимых образовании и здравоохранении, о пенсионной системе – тех «сервисах», которые российские граждане привыкли получать от государства и которые ему от государства и нужны в наибольшей степени. Именно они останутся на обломках того, что сегодня называется государством, а заложенные в них принципы станут основой для строительства чего-то нового».

Текст полностью






  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.