Большой Ближний Восток
21 ноября 2017 г.
Иран отказался от ядерного оружия. До поры до времени
15 ИЮЛЯ 2015, АНДРЕЙ КОЖИНОВ

ТАСС

Иран и шесть ведущих мировых держав (пять постоянных членов Совета безопасности ООН — Россия, Великобритания, Франция, Китай и США, а также Германия) завершили 11-летний переговорный марафон и достигли исторического соглашения по иранской ядерной проблеме, которое освободит Тегеран от международных санкций в обмен на ограничения в реализации ядерной программы.

Соглашение фиксирует обязательство Ирана, который "заверяет, что ни при каких условиях не будет стремиться к обладанию, разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия". Это обязательство подкреплено серьезными техническими мерами, перестройкой иранских ядерных объектов. Согласно многочисленным утечкам (текст соглашения еще не опубликован), Иран согласился не обогащать уран свыше 3,67 процента и ограничить его запасы 300 килограммами на срок в 15 лет (сейчас иранские запасы превышают 10 тонн). Все процедуры обогащения должны проводиться исключительно на заводе в Натанзе, где останется лишь треть от ныне действующих центрифуг (5060 единиц). Иран может отправить излишки обогащенного урана за границу. Завод "Фордо" превращается в технологический центр, реактор в Араке должен быть перестроен в соответствии с проектом международного консорциума (куда войдут Иран, страны «шестерки» и, возможно, другие государства). "Конструкция реактора должна быть такой, чтобы минимизировать производство плутония и не допускать производства оружейного плутония. Мощность реконфигурированного реактора не будет превышать 20 МВт", — указывается в одном из проектов соглашения. Инспекторам МАГАТЭ должен быть предоставлен доступ ко всем подозрительным иранским объектам, в том числе военного назначения.

Взамен отменяются все санкции Совета безопасности ООН, а также многосторонних и национальных санкций, связанных с иранской ядерной программой, включая меры по доступу в сферы торговли, технологий, финансов и энергетики. Иран сможет пользоваться активами в 100 миллиардов долларов, которые были заморожены в иностранных банках.

Последнем камнем преткновения на переговорах стало требование Тегерана (с ним солидаризировалась и Россия) о немедленной отмене запрета на поставки оружия Ирану. США были решительно против. В конечном итоге спорный вопрос решился в пользу Соединенных Штатов: Вашингтону удалось продавить продление оружейного эмбарго на пять лет с момента заключения сделки.

Еще одной уступкой Исламской Республики стало согласие на возможность восстановления санкционного режима в случае, если иранцы в какой-то момент выйдут из соглашения. По данным The New York Times, предполагается создание специальной согласительной комиссии, состоящей из восьми участников (пять постоянных членов Совбеза плюс Германия, ЕС и Иран). Эта комиссия большинством в пять голосов может запустить процесс восстановления санкционного режима.

Критики соглашения в американском Конгрессе указывают, что оно строится на доброй воле Тегерана, который сохраняет возможности для восстановления обогащения.

Своим видением последствий соглашения с "Ежедневным журналом" поделился израильский журналист Андрей КОЖИНОВ:

Если идти по пунктам договора, то уже в самом начале, в преамбуле, иранцы говорят, что "ни при каких условиях не будут стремиться к обладанию, разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия". Но уже в другом подпункте написано, что Иран «не намеревается» (do not intend to) разрабатывать ядерное оружие. В подобных международных договорах вопрос «словесной эквилибристики» очень важен. Намерения могут меняться. Все разведывательные сообщества до этого момента говорили, что Иран развивает ядерную программу, но никак не могли поймать его «на горячем», и сейчас эти «намерения» ничем не будут подкреплены. Проверки на уже известных ядерных объектах не гарантируют, что иранцы не построят какой-то новый завод, о котором никто не будет знать. О том же предприятии "Фордо" не было известно много лет.

То есть Иран волюнтаристски, по собственному желанию, готов предоставлять информацию тому же МАГАТЭ, но если он что-то не сообщит? Это вопрос доверия, а не проверок, проверки будут идти в известных местах. Обещание Ирана можно сравнить с поведением молодого повесы, который, встречаясь с девушкой, обещает потом на ней жениться. Но потом его намерения меняются.

Запад не налагет на Иран обязательство прекратить ядерные разработки полностью. До определённого момента Иран действительно не сможет обогащать уран до того уровня, который необходим для создания ядерной бомбы, возможно — не сможет этого делать вообще никогда. Но уже через 8-10 лет у них будет возможность обогащать уран в любых необходимых количествах.

По договору иранцы понижают до 3,67% уровень обогащения урана и перебазируют всё, что уже было обогащено выше этого уровня, за территорию страны, но в обмен получают естественный уран. При этом в документе снова сказано, что Иран «намеревается», а не «обязуется» вывести уран. Подобные детали уже сейчас приводят к разночтениям: если на Западе говорят, что Иран не сможет проводить разработки и испытания, то в Тегеране заявляют: мы не ограничены в своих разработках и испытаниях.

Также в документе сказано, что Иран не сможет покупать взрыватели для ядерных и плутониевых бомб и проводить эксперименты, за исключением тех случаев, когда комиссия в составе «5+1 плюс Иран» одобрит такую закупку. Взрыватели не нужны для мирных целей, однако такой параграф есть. Если Иран не планирует производить оружие, то непонятно, зачем в договоре подобные уточнения.

Группа 5+1, таким образом, сыграла в тактическую игру, а Иран 1 в стратегическую. Необходимо понимать мировоззрение аятолл. Терпение у них есть, произойдёт ли желаемое сегодня или через 10 лет — не столь важно. За 10 лет можно поднять экономику так, чтобы потом уже не опасаться никаких санкций. Причём я верю, что какое-то время Иран будет честно следовать всем параграфам данного соглашения, но позже тенденция может измениться.

Если прочитать договор от начала до конца, то понятно, что это своего рода индульгенция на всю прошлую активность Ирана. У Тегерана остаётся вся информация, все результаты разработок и испытаний, которые были проведены в ядерной сфере. Договор подразумевает, что санкции будут сняты вне зависимости от того, что происходило ранее, и Ирану остаётся только соответствовать этому документу, а также приложению к Договору о нераспространении, которое иранский парламент ещё должен ратифицировать.

Далее, доступ инспекторов МАГАТЭ на подозрительные военные базы — не автоматический. Если они подозревают, что где-то проводится незаконная деятельность, связанная с ядерными исследованиями, то они должны подать Ирану просьбу. Иран может не согласиться, в таком случае просьба направляется в течение 15-20 дней в ту самую комиссию «5+1 плюс Иран», и уже комиссия будет решать, обязан ли Иран обеспечить доступ. Формально это не должно занять больше 23 дней, но по факту нет уверенности в том, что такой механизм будет работать.

Если говорить о более широких жалобах на то, что Иран не выполняет соглашения, то они направляются в Совбез ООН в течение 65 дней, там эти жалобы рассмотрят и могут решить вернуть санкции. Но за 65 дней жалобы вряд ли дойдут до Совбеза, где, к тому же, ни у одной страны не будет права вето по вопросу возобновления или невозобновления санкций. Кроме того, решение должно быть принято большинством голосом, а после начала полномасштабной торговли вряд ли у кого-то возникнет желание тормозить только-только заструившиеся финансовые потоки. Причём ещё до Совбеза ООН жалобы попадают в комиссию, в состав которой входит 8 членов: Россия, США, Германия, Китай, Британия, Франция, Евросоюз и Иран. И решение о том, нарушает ли Иран соглашения, должно быть принято единогласно, как минимум 5-ю голосами. То есть если Россия и Китай будут поддерживать Тегеран, то достаточно, чтобы ещё одна страна начала сомневаться, и вопрос зависнет. Предыдущие санкции разрабатывались годами, и все эти годы Иран не могли поймать, чтобы их всё-таки ввести, вся информация была на уровне разведки. А теперь говорят о 65 днях.

Как видим, Иран добился очень многого. Например, к концу 2015 года практически все санкции должны быть сняты. Иран требует отменить санкции на импорт графита, который используется в реакторах для охлаждения. Зачем им больше графита — для постройки новых реакторов? И после этого Иран вновь получает доступ к системе SWIFT, обещание Евросоюза на долговые обязательства, отмену санкций на газ, нефть и различные их производные. То есть они получают доступ ко всей мировой финансовой системе и могут делать всё, что захотят.

Интересный момент — иранцы потребовали позволить им продавать на американских рынках ковры и еду. Американцы обязуются обеспечить продажу коммерческих пассажирских самолётов и запчастей Ирану, позволить неамериканским гражданам и компаниям заниматься бизнесом с Ираном, а также гарантировать импорт в США этих самых ковров и продуктов. Это говорит о том, что иранцы не только включили в этот договор всё, что могли, но ещё и получили всё, что могли. Вашингтон практически ни на что не сказал «нет».

Ещё один интересный параграф № 7, подпараграф 10, где сказано, что произойдёт в случае нарушения Ираном своих обязательств. Во-первых, возобновление санкций остаётся по усмотрению Совбеза ООН. Во-вторых, Иран предупреждает прямым текстом, что если кто-то из государств — участников договора передаст жалобу на Иран в Совет безопасности и там начнут думать, не ввести ли новые санкции, то Иран просто выходит из соглашения. Для иранцев это договор доброй воли, он не налагает на них никаких обязательств на международной арене, они могут хоть завтра из него выйти в случае введения санкций.

Наконец, в списке людей, с которых требуют снять персональные санкции (людей и компаний в списке около 800), значится, например, такой персонаж, как Касем Сулеймани. Это глава подразделения «Аль-Кудс», которое входит в состав Корпуса стражей исламской революции и действует за границей. Конкретно Сулеймани сейчас координирует бои в Сирии против оппозиции. Он подозревается рядом разведок мира в совершении терактов, но сейчас с него будут сняты все персональные санкции, он сможет спокойно летать в Европу.

С точки зрения Ирана, этот договор означает только то, что Запад взял и отодвинул проблему на определённый срок. Обаме это подходит, он подписал «историческое соглашение» и пусть следующий президент ломает голову над тем, выполняет Тегеран это соглашение или нет, нужно ли применять военную силу или нет. Представители Израиля уже заявили, что не являются подписантами этого соглашения и не будут ему следовать. Возникает вопрос, что делать, военная сторона проблемы снова стала в Израиле одной из центральных тем. Каким-то образом надо развивать и оборонные, и наступательные силы.

Израиль уже окружён иранскими анклавами, в Сирии, в Ливане, в Йемене. А если шиитская революция пойдёт дальше, что является заявленной целью Ирана уже давно? Тогда все более-менее взвешенные суннитские режимы полетят в тартарары. Поэтому Саудовская Аравия так же, как и Израиль противится этому соглашению. С их точки зрения, речь идёт о враге с очень чёткими намерениями, и саудиты опасаются нынешнего договора не меньше израильтян. Получается такой странный союз.

Запад просто не понимает особенностей персидской ментальности. Персы всегда считались хорошими торговцами, они способны «выжимать» всё, что им необходимо, и вести переговоры о переговорах. На Западе считают, что раз обещали — то выполним, но с точки зрения Ирана — мало ли что они кому обещали! Они и МАГАТЭ обещали предоставлять информацию, но не предоставляли в течение многих лет вообще никаких сведений о своих военных ядерных разработках.


Фото ЕPA/ТАСС














  • Константин фон Эггерт: Надо обратить внимание на то, что, несмотря на эту покупку, Турция не выходит из НАТО и остаётся второй после США армией альянса.

  • Газета.ru: Высокопоставленный турецкий чиновник назвал эту сделку «сигналом об отказе Турции от военного альянса с НАТО».

  • grazy_gunner: Россия может и правда поменять свои военные технологии на турецкие помидоры. А потом всю вину свалят на какого-нибудь очередного Сердюкова, которому дадут условный срок или амнистируют.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Сколько стоит показать НАТО фигу
14 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Аккурат накануне маневров «Запад-2017», которые привели в немалое волнение натовские государства, по проклятым атлантистам  был нанесен еще один тяжелый удар. Президент Турции Реджеп Эрдоган сообщил, что Анкара подписала с Москвой контракт на поставку  российских систем противовоздушной обороны С-400.  «Наши друзья договорились по С-400. Насколько я знаю, выплачен первый взнос. Следующий шаг — передача нам кредита от России», — отметил турецкий лидер. В Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) России подтвердили слова президента Турции о том, что контракт на поставку Турции систем противовоздушной обороны С-400 подписан. 
Прямая речь
14 СЕНТЯБРЯ 2017
Константин фон Эггерт: Надо обратить внимание на то, что, несмотря на эту покупку, Турция не выходит из НАТО и остаётся второй после США армией альянса.
В СМИ
14 СЕНТЯБРЯ 2017
Газета.ru: Высокопоставленный турецкий чиновник назвал эту сделку «сигналом об отказе Турции от военного альянса с НАТО».
В блогах
14 СЕНТЯБРЯ 2017
grazy_gunner: Россия может и правда поменять свои военные технологии на турецкие помидоры. А потом всю вину свалят на какого-нибудь очередного Сердюкова, которому дадут условный срок или амнистируют.
Беды неприкаянного народа и российские спекуляции
6 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет никаких сомнений, что речь министра Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулата Умарова 4.09.17 на митинге в Грозном по поводу событий в Мьянме сотрудники путинской Администрации и руководители  «Единой России» прослушали несколько раз и тщательно законспектировали. Поскольку нельзя исключить, что этот стиль им придется перенимать и осваивать. Для начала, надо после каждой фразы кричать «Аллаху акбар!» О себе и начальстве надо говорить так: «Я говорю здесь от имени и по повелению Рамзана Кадырова». Ну, или в третьем лице: «За моей спиной стоит человек, которого Всевышний наделил великой миссией объявить истинный джихад». 
Прямая речь
6 СЕНТЯБРЯ 2017
Алексей Малашенко: Россия не хочет туда влезать, тем более что с официальной Мьянмой отношение неплохие, есть экономические контакты, пусть и не шибко большие. И не хочется всё это терять.
В СМИ
6 СЕНТЯБРЯ 2017
"Дождь": Умаров объяснил, что под словами «истинный джихад» он подразумевал не то, как его используют в «негативном» свете мировые СМИ
В блогах
6 СЕНТЯБРЯ 2017
Ekaterina Vinokurova: Хвост начинает вилять собакой, а радикалы делают Путину сомнительный подарок, подменяя повестку образов будущего вопросами о бомбежке Мьянмы и хрисламизации
Эрдоган добился того, что Путин давно имеет
18 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Турция расколота. При всех многочисленных нарушениях, которые скрупулезно зафиксировали наблюдатели ОБСЕ, президент Эрдоган добился перевеса всего в один с небольшим процент голосов. И это после того, как он посадил — по одним оценкам, 40 тысяч человек, по другим, аж 150 тысяч — подозреваемых в попытке военного переворота, задушил оппозицию в парламенте и на телевидении, разрешил использовать на избирательных участках бюллетени без печати, то есть фактически филькины грамоты. Победа на референдуме, который, заметим, проходил в условиях чрезвычайного положения, получилась пирровой.
Прямая речь
18 АПРЕЛЯ 2017
Андрей Колесников: Если во время следующего срока Владимир Владимирович захочет поискать какую-нибудь более-менее законную модель продления своей власти, то он сможет опереться на опыт Эрдогана.