Цензура
07 апреля 2020 г.
Утренний кофе для Рунета
23 СЕНТЯБРЯ 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

ИТАР-ТАСС


После того, как газета «Ведомости» сообщила, что Владимир Путин собирается обсуждать на заседании Совбеза варианты отключения России от Интернета, все задаются вопросом, насколько это возможно технически. В способностях Кремля принять соответствующее политическое решение никто уже не сомневается (на заседании в понедельник, правда, этот вопрос не обсуждался, и вроде бы перенесен на среду). Короткий ответ – да, технически отрубить Рунет от Интернета возможно.

Для этого совсем необязательно рубить магистральные каналы связи – у России не так уж много точек международного обмена Интернет-трафиком (Internet exchange points) для такой большой территории – их всего четырнадцать. Для сравнения, во Франции их пятнадцать, а в США – 85. Поэтому вовсе необязательно приходить к каждому Интернет-провайдеру, достаточно нанести визит в эти четырнадцать точек, большинство из которых, к слову, принадлежат крупным операторам, и так лояльным государству.

Однако понятно, что такой метод подходит только для кратковременной изоляции. По-настоящему «суверенный Интернет» на этом сделать невозможно, поскольку, кроме всего прочего, Интернет в России работает на оборудовании, которое в стране не производят.

Больше 20 лет назад, в 1991 году, было принято судьбоносное решение для российского рынка телекоммуникаций, а потом и Интернета. Тогдашний министр связи Владимир Булгак решил, что новой России требуется быстрое развитие связи, и такие темпы реформ невозможно выдержать, инвестируя в отечественное оборудование, которое к тому времени отставало от зарубежного минимум на 25 лет. Булгак решил закупать иностранное оборудование. В результате в течение трех лет он увеличил число международных линий связи с 2 до 60 с лишним тысяч, все станции получили современное телекоммуникационное оборудование, что включает и пункты обмена трафиком, на которых сегодня стоит оборудование CISCO, то есть американской компании.

Такое развитие рынка привело к тому, что сегодня от зависимости от иностранного оборудования избавиться нельзя, как бы этого ни хотелось в Кремле. Есть только одна опция – выбор, от оборудования какой именно страны Россия хочет быть зависима. Варианта на сегодня два – или западное оборудование (американское, канадское и европейское, частично израильское), или оборудование, произведенное в Китае. Если речь идет о Китае, то есть две корпорации, у которых могут быть амбиции на замену всей линейки телекоммуникационного оборудования – Huawei и ZTE.

Это, в общем, большие и примечательные компании, но по нелепому стечению обстоятельств больше всего они примечательны тем, сколько раз за последние пару лет они попадали в скандалы из-за обвинений в установке закладок в своем оборудовании. В 2013 году Huawei даже пришлось объявить об уходе с американского рынка из-за этих обвинений.

Понятно, что в такой ситуации Кремлю придется просто выбрать, какие жучки лучше – китайские или западные – и это будет исключительно внешнеполитическое решение.

Судя по информации «Ведомостей», в рамках суверенизации Интернета может быть принято еще одно решение – функции администратора российских доменов от общественной организации, Координационного центра национального домена сети интернет, могут быть переданы государству. На практике это будет еще один шаг к тому, чтобы заставить сайты в национальных доменных зонах .ru и .рф держать свои серверы в России (как уже было сделано в Казахстане пару лет назад).

Вопрос в том, как такие идеи воспримет Интернет-индустрия. И пока реакция Рунета выглядит так, как будто это бюджетники ВПК, а не едва ли не единственный бизнес в стране, который развивался абсолютно самостоятельно, без всякой поддержки государства. Три месяца назад я писал о том, какое жалкое зрелище представляла собой встреча ведущих интернет-деятелей с Владимиром Путиным 10 июня, и как Рунет пропустил свой шанс представить общую позицию по поводу всего происходящего.

Этому должно быть какое-то объяснение — от банального страха до самоуспокоения, что каждому участнику удастся самостоятельно договориться.

Так случилось, что за день до появления статьи в «Ведомостях» я сидел в кабинете у директора Координационного центра национального домена Андрея Колесникова. Колесников доказывал мне с большим пылом, что репрессивные законы, принятые в отношении Интернета, на самом деле находятся в параллельной реальности и никакого воздействия на Интернет не оказывают. Через полчаса бесплодных препирательств он даже воскликнул: «Ну и что, влияет это на твой утренний кофе?»

Любопытно, чей еще кофе будет испорчен этой осенью.


Фото ИТАР-ТАСС / Денис Вышинский













  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.