Цензура
31 марта 2020 г.
Съезд проигравших

ИТАР-ТАСС


Последнее, что имеет смысл обсуждать после встречи Путина с лидерами рунета, что сказал на этой встрече сам Владимир Путин. Как это часто бывает с российским президентом, он отделался крайне общими заверениями о поддержке всяческих свобод, сделав при этом вид, что все последние законодательные инициативы в интернете связаны исключительно с борьбой с педофилами, пропагандой наркотиков, терроризма и суицидов.

Что стоит обсуждать — это позицию самих лидеров интернет-индустрии. Перед встречей многие наблюдатели вспоминали разговор Владимира Путина, тогда еще премьера, с интернетчиками 29 декабря 1999 года, первый и единственный за 15 лет разговор Путина в таком формате с рунетом.

За эти 15 лет рунет превратился в серьезный бизнес, в котором трудятся 1,3 миллиона айтишников. Рунет – это 8,5 процента ВВП, рынки, так или иначе вовлечённые в бизнес в интернете, – это свыше 5 триллионов рублей, а интернет-торговля – это уже 2,5 процента от всей торговли. При этом российские компании сумели показать, что они способны доминировать на местном рынке даже после прихода на него глобальных корпораций.

Однако люди, приглашенные на встречу к Путину, не выглядели лидерами такой индустрии.

Многие надеялись, что встречу удастся превратить в обсуждение катастрофической ситуации, в который оказался рунет в результате госрегулирования последних двух лет, и представления президенту консолидированной позиции отрасли. В конце концов, Путин лично сделал несколько громких заявлений о глобальной сети — от ремарки, что интернет — это детище ЦРУ до атак на Yandex, уронивших акции Yandex, а заодно Mail.ru и Qiwi на NASDAQ.

Вместо этого тема регулирования как-то не возникла. Даже блогерский закон был упомянут только раз. Это сделал заместитель генерального директора «Вконтакте» Борис Добродеев, сын Олега Добродеева, работающий в социальной сети всего лишь с конца января, но уже рекомендованный Mail.ru Group на пост гендиректора вместо Павла Дурова. Добродеев упомянул закон лишь как лишний повод для демонстрации достижений — в vk, оказывается, около 80 тыс. групп с более чем тремя тысячами последователей, что чуть ли не превышает количество интернет-сми в стране и подчеркивает важность этой сферы бизнеса. Впрочем, это было сделано на открытой встрече, еще до приезда президента.

На встрече же с Путиным о регулировании решился заговорить только Дмитрий Гришин из Mail.ru, тут же поспешивший уверить президента, что интернетчики совсем не «отмороженные» люди, как о них принято думать, часто идеи, заложенные в регулировании, «очень правильные» и лишь их реализация «пугает».

Публичное представление консолидированной позиции отрасли не состоялось. Что бы ни говорилось в кулуарах и какие бы гарантии Путин лично ни раздавал участникам встречи, это никак не меняет того, что отрасль не смогла выступить в свою защиту перед лицом главного игрока, даже получив такую возможность. При этом ни у кого нет иллюзий, что следующий раз такой возможности может быть придется ждать еще пятнадцать лет.

И нельзя исключить, что в этот гипотетический следующий раз представлять рунет перед Путиным будут совсем другие люди. Дело в том, что единственным настоящим бенефициаром встречи стал Общероссийский народный фронт. Встреча была организована Фондом развития интернет-инициатив, созданным Агентством стратегических инициатив в марте 2013 года, которое в свою очередь образовано Правительством РФ. Фонд возглавляет бывший инженер «Уралмаша», доверенное лицо Путина на выборах 2012 года и выдвиженец «Общероссийского народного фронта» Кирилл Варламов. Он сидел по правую руку от Владимира Путина и на сто процентов использовал возможность представить стартапы своего фонда среди аудитории, которая включала Аркадия Воложа из Yandex, Дмитрия Гришина из Mail.Ru Group, Германа Клименко из Liveinternet и Маэль Гаве (Ozon).

Финансируемые государством симулякры оказались легитимизованы присутствием настоящих лидеров рынка. Миссия выполнена.




На фото: Россия. Москва. 10 июня. Директор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) Кирилл Варламов, президент РФ Владимир Путин и генеральный директор "Яндекса" Аркадий Волож (слева направо) во время форума "Интернет-предпринимательство в России" на территории бизнес-центра Silver City.

Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Дружинин












  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.