КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеВизит Путина

25 ИЮНЯ 2012 г. АНДРЕЙ КОЖИНОВ

РИА Новости

 

Когда в Израиль прилетали Буш и Обама, об этих визитах с придыханием не говорили. Визиты и визиты. Межгосударственные, важные. Прилетали, посещали, говорили, выступали, брифинговали, улетали. С Путиным все по-другому. Присутствует некое ощущение сакральности предстоящего. Хотя российский президент на Святой Земле уже бывал, и с ермолкой у Стены Плача фотографировался.  С Медведевым, правда, некрасиво получилось – местный МИД бастовал и координировать визит отказался, чем немало обидел Кремль. Сейчас – время реабилитации. И Израиля в глазах России, и наоборот. Аспектов визита, как обычно, два – декларативный и практический. И не совсем понятно, какой из них в сложившейся для обеих стран ситуации важнее. Декларативный – это такое "кто, кого, кому, куда". Восток дело тонкое, полное нюансов.  Вот, например, приезд Путина позиционируется именно как визит в Израиль в первую очередь, а уже потом будут и палестинские территории, и Иордания. Официальная повестка дня больше культурная, подчеркивающая "глубокие исторические связи" со всеми сторонами: в Израиле – открытие мемориала памяти воинов Красной Армии, первого подобного памятника, построенного за рубежом с момента распада Советского Союза; в Вифлееме – открытие Российского культурного центра; в Иордании – открытие гостиного двора для паломников в непосредственной близости от места крещения Иисуса. Тут главное никого не обидеть – подчеркнуть общее, не зависящее от ежесекундной конъюнктурности момента. Великая Отечественная, с одной стороны, православная традиция – с другой. Все довольны. И все же в Израиле Путин пробудет почти сутки, с палестинцами и иорданцами закруглится менее чем за день. В Иерусалиме побывает, а в Раммале или Аммане – нет... Для наших мест – это символично....

 По настоящему же всех интересует, какой из векторов российской мультивекторной внешней политики перетянет – противостояние с Западом по Ирану и Сирии или все же курс на стабилизацию собственных интересов при попытке оказаться в выигрышной позиции, когда все пертурбации "арабской весны" закончатся.  Иерусалим будет вновь пытаться убедить Москву не продавать/оказывать гарантийное обслуживание ракетных и ПВО систем Сирии; палестинцы  –  требовать давления на Израиль в связи с застопорившимся мирным процессом; иорданцы – выражать свою серьезную озабоченность как собственной стабильностью в свете нынешних сирийских событий, так и в свете возможного прихода к власти исламистов после падения режима Асада. 

Ближневосточные расклады никогда особой радужностью не отличались, а сейчас особенно. С точки зрения России, выбирать приходится меньшее из двух зол – держаться за "принципы мирового устройства" в лице Ассада, восстанавливая против себя суннитский мир и пробуя на прочность отношения с Западом, или идти ценой собственного эго на компромисс с тем же Западом, пытаясь удержать хоть какие-то позиции в регионе. С точки зрения Израиля, можно еще посидеть на заборе, свесив ножки, и понаблюдать за происходящим. Палестинцы осознают, что их попытки выставить себя как основополагающей проблемой региона, от решения которой и зависит стабильность, потерпели крах и что они по большому счету никого по настоящему не интересуют, однако просто пересидеть неспокойные времена они тоже не могут и обязаны периодически напоминать о себе, угрожая то односторонним провозглашением собственного государства, то самороспуском автономии.

Визит российского президента однозначно призван показать, что Россия видит себя ключевым игроком в регионе. И что любое развитие событий должно учитывать позицию Москвы. Кремль придерживается принципа открытых линий коммуникаций со всеми игроками – и с радикалами, и с оппозицией, и с правительствами. Тем не менее всем угодить сложно – интересы противоречат, а дипломатия и переговоры не всегда  приносят результаты.

Скорее всего, Москве действительно лично Асад не важен, просто  российской стороне очень уж тяжело в очередной раз позволить Западу решить судьбу очередного режима. В том, что арабские перевороты и революции однозначно расцениваются в Москве как западный заговор, сомневаться не приходится. Отсюда попытка минимизировать потери позиции в арабском мире и не лишиться самоуважения.   

Во внешнеполитических израильских кругах все больше утверждаются во мнении, что Россия ищет новый основной вектор своей мультивекторной внешней политики.  Министр обороны Израиля Эхуд Барак в интервью "Вашингтон пост" на минувшей неделе  заметил, что без российского участия с Сирией ничего не выйдет, а для позитивного диалога и соглашения между Москвой и Западом по сирийской проблеме необходимо учитывать и интересы Москвы в пост-асадовский период.

Для России, неверное, был бы предпочтительнее йеменский сценарий событий в Сирии – отсюда и попытки предотвратить внешнее вмешательство, и созвать международную конференцию. Если Асад уйдет сам, и при этом останется худо-бедно, но функционирующее правительство, контролирующее армию, а боевики оппозиции под предлогом достижения целей сложат оружие – головной боли у всех прибавится. Россия в таком случае несомненно сохранит и экономические интересы, и политическое влияние на Дамаск и опосредованно на Ливан... Однако такой сценарий маловероятен. Во первых, привлечение к конференции саудитов, Ливана, Ирака, Турции, сирийской оппозиции и правительства, Штатов, Евросоюза, Лиги Арабских государств и Ирана само по себе предполагает абсолютный тупик из-за диаметрально противоположных интересов. Иран будет пытаться всеми силами защищать последний дружественный ему режим на Ближнем Востоке, сунниты же наоборот будут требовать смещения алавитского режима для ослабления Ирана. Ливан в очередной раз откажется от участия в переговорах на фоне шиитско-суннитских склок. Во-вторых, если уж не было достигнуто соглашение посредством  ЛАГ, ООН и Совбеза, то по каким причинам оно должно родиться в Женеве? Из-за чудодейственных свойств швейцарского воздуха? В третьих, конфликт в Сирии из политического уже давно перерос в этно-религиозный. Асад добровольно не уйдет, да и свои ему не дадут.  Предоставление личных гарантий неприкосновенности для сирийского президента, не решит проблему алавитского меньшинства и высшего военного руководства. Если Асад получит где-нибудь убежище, то офицерам сирийской армии после бомбежки городов уже не жить. В прямом смысле. Поэтому воюют они за выживание. Оппозиция тоже понимает, что политический компромисс вряд ли возможен и поэтому терять ей нечего. Сколько раз уже сирийское правительство обещало отвести войска от городов? Вот и получается, что без внешнего вмешательства будет идти медленная кровавая гражданская война; при наличии внешней поддержки а-ля Ливия результаты "на земле" тоже вряд ли будут положительными, ибо демократия вот так вдруг в арабских странах не наступает. И при всем том в воздухе висит вопрос, что произойдет с арсеналом сирийского химического оружия, ракетным потенциалом и тяжелым вооружением. Если припертый к стене Асад решит вдруг передать часть ракет и химических боеголовок "Хезбалле" в Ливане, то колонны, перевозящие оружие, наверняка будут атакованы с воздуха. Винить же в этом, как обычно, будут Израиль. И все-таки складывается впечатление, что, несмотря на громкие заявления о неизменности курса и взаимные обвинения между Москвой и Вашингтоном по поводу поддержки Асада и оппозиции, есть некое закулисное взаимопонимание между Западом и Россией по поводу дальнейшей судьбы сирийского режима. Россия, вероятно, в конце концов все же предпочтет быть на стороне победивших, кем бы они ни были, а не проигравшего Асада. То, что сирийскому режиму в какой-то момент придет конец, по крайней мере, в Израиле, не сомневаются ни в оборонных, ни в дипломатических кругах. 

В качестве лирического отступления и примера отчания Асада, а с ним и иранцев, можно привести гениальную публикацию иранского новостного агенства о готовящихся в Сирии совместных сирийско-российско-китайских учений с привлечением 90.000 военнослужащих, сотен самолетов и танков... Российскому минобороны потребовались сутки, чтобы опровергнуть публикацию, но суть в другом. "Фарс", иранское агенство, опубликовавшее заметку, приближено к руководству Исламской республики и к Корпусам стражей исламской революции... То есть и те, и другие были в курсе такой абсолютно наглой дезинформации. Что нужно думать о России и Китае, которые в общем сдерживают применение силы и санкционного режима как против Сирии, так и против самого Ирана, чтобы вот так беззастенчиво вбрасывать подобную чушь? 

С Израилем, однако, история другая – в Москве его видят как островок стабильности. Не зря же Газпром год за годом пытается получить доступ к разработке израильских морских газовых месторождений. Сейчас это более реально – у Израиля просто нет собственных ресурсов и опыта в разработке недавно открытых новых крупных подводных месторождений газа, отсюда и интерес к внешним инвестициям. Газпром монополии или эксклюзивных прав, конечно, не получит – мало какой стране хочется быть полностью энергозависимой. Однако – это, несомненно, показатель. А если еще принять во внимание интерес России к подписанию с Израилем соглашения о зоне свободной торговли и взаимном инвестировании в хай-тек ("Роснано" и Сколково уже создали инвестиционные фонды для израильско-российских старт-апов), то вырисовывается явная экономическая заинтересованность, несмотря на палестино-израильский конфликт, в котором Москва декларативно всегда больше поддерживала Рамаллу, и иранский фактор. В Израиле понимают, что Россия останется на своих позициях по арабскому миру и Ирану ("исторические связи и сферы влияния" – от этого никуда не деться) и будет составлять противовес Западу во многих вопросах. Но при этом Москва явно дрифтует в сторону суннитского арабского мира, который на данный момент является основной сферой интересов. С точки зрения Иерусалима, это позитивное развитие событий, ослабляющее как Иран, так и Сирию с "Хезбаллой"...

И все-таки Ближний Восток плохо предсказуем. Сирия вот сбила турецкий истребитель. Анкара пообещала принять меры. Фителек между Дамаском и Турцией тлеет давно.... Стоит туркам "адекватно" отреагировать по сирийским ПВО или ВВС или сирийцам сбить еще один истребитель над своей территорией – то и план Аннана, и  женевской конференции, и совещания с Совбезе ООН будут быстро забыты. В обиход войдут совсем другие термины. Турция хоть и хочет "решения сложившейся в Сирии ситуации мирным путем", но национальная гордость и региональные амбиции не позволят Анкаре поддерживать политические компромиссы между сирийским правительством и оппозицией. Турция скорее открыто начнет эту оппозицию поддерживать – и деньгами, и оружием.

Так что Путину со свитой на официальных церемониях в Израиле, Иордании и палестинской автономии может и будет скучновато, но вот в политических беседах придется серьезно поднапрячься, чтобы весь этот клубок интересов и конфликтов попытаться обратить себе на пользу, не рискуя потерять при этом все оставшиеся карты....

 

 

Фотография РИА Новости

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

В блогах //
Прямая речь //
В СМИ //
Цена слова президента России // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В блогах //
Итоги недели. Путин и дети // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Путин объел // АНТОН ОРЕХЪ