КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииПуть Ирана к обладанию военным ядерным потенциалом

2 ДЕКАБРЯ 2011 г. ЭФРАИМ АСКУЛАИ

РИА Новости

 

Как следует из последнего (8.11.2011г.) отчета Международного агентства атомной энергии (МАГАТЭ), иранская ядерная программа продвигается вперед полным ходом. Предполагаемые причины, из-за которых Иран желает обладать ядерным потенциалом, таковы: его восприятие угроз в свой адрес; стремление к господству в регионе и стремление сохранить нынешний режим. Производство ядерного оружия превратилось в политическое решение.

Поэтому сначала о ядерном потенциале Ирана, затем об имеющихся у него альтернативах и их значении, а также о возможных способах противоборства с ним.

Если Иран занимается разработкой ядерного оружия посредством выработки плутония из отработавшего ядерного топлива, то его главная и наиболее продвигаемая на данный момент цель – это получение военной ядерной мощи посредством обогащения урана. Иран обогатил до уровня 3,5% такое количество урана-235, которого – если продолжить его обогащение до 90% – хватит на изготовление четырех атомных бомб. Иран также обогатил небольшое количество урана до 20%, что значительно приближает его к достижению конечной цели, если на то возникнет желание.

Производство ядерного оружия делится на три основных этапа: производство делящегося вещества (урана, обогащенного примерно на 90%), разработка взрывного устройства и его внедрение в боеголовку – ракету или бомбу. Существует масса информации – в основном, из отчетов МАГАТЭ – касающейся первого этапа. Третий этап подробно освещается самими иранцами. Последний отчет МАГАТЭ пролил свет на успехи Ирана во втором этапе – этапе разработки механизма ядерного взрыва. Судя по всему, у Ирана еще нет ядерного оружия, разве что параллельно открытой деятельности он действовал втайне и достиг существенных успехов.

На сегодняшний день единственное, что мешает Ирану создать ядерную бомбу, это отсутствие соответствующего политического решения. С технической точки зрения, Иран способен создать первую ядерную бомбу в течение года с момента принятия решения. Ему нужно будет обогатить уран до уровня 90% (а большая часть связанной с этим работы уже была проделана при обогащении до более низкого уровня), переработать этот уран в металл должной конфигурации и создать взрывное устройство с ядерной начинкой. Чертеж такого «взрывного устройства» находится в руках Ирана, судя по всему, уже какое-то время. Руководство страны, вне всякого сомнения, постоянно обсуждает стоящие перед ним возможности, особенно сейчас, когда международное давление становится все сильнее. Каковы же они?

Первая из них и, возможно, самая вероятная на данный момент заключается в том, что Иран продолжит следовать тем же курсом, каким следовал до сих пор: производить небольшие количества урана, обогащенного до уровня в 3,5%-20%, под присмотром МАГАТЭ. Теоретически, такая ситуация может длиться довольно долго. Преимущество подобного поведения в том, что Иран накопит немалый запас исходных материалов, не преступая явным образом границ разрешенной деятельности.

Еще один сценарий: иранские лидеры решат развивать свои возможности и объявят, что в определенных условиях (например, при возникновении ощутимой опасности для их страны) Иран создаст ядерную бомбу, чтобы повысить свой обронный потенциал. Иран также может либо пригрозить выходом из ДНЯО (Договора о нераспространении ядерного оружия), либо просто сделать это. И хотя выход из соглашения не положит конец проверкам инспекторов МАГАТЭ, но это сильно усложнит их работу и увеличит срок предупреждения, которое мог бы получить мир в случае ядерного «прорыва» Ирана, то есть если он приведет в действие аварийный план по созданию ядерной бомбы. В крайней ситуации Иран закроет инспекторам доступ в страну – либо различными отговорками, либо посредством прямого заявления об этом.

Иран также может провести подземные атомные испытания. Таким образом он заявит о своем ядерном потенциале, даже не произведя открытых враждебных действий против другой страны. В этом случае Иран нарушит несколько соглашений, в первую очередь Договор о нераспространении ядерного оружия и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, которые он подписал.

Если нынешняя (на конец 2011 года) ситуация на Ближнем Востоке не изменится и президент Сирии Асад останется у власти, Сирия и Иран могут пожелать укрепить свои отношения и ядерное военное сотрудничество. Дело может дойти в будущем даже до размещения иранского ядерного потенциала или военных подразделений, связанных с ядерной программой, на территории Сирии. Есть еще один вариант развития событий. Он маловероятен, но сбрасывать его со счетов нельзя. Он заключается в том, что Иран передаст ядерное взрывное устройство террористическим организациям, пользующимся его покровительством – «Хезболле» или ХАМАСу. И хотя шанс, что это произойдет, мизерный, но его стоит принять во внимание; даже шантаж со стороны этих организаций (пусть и без видимой связи с Ираном) может привести к хаосу на Ближнем Востоке. 

Еще одна, также маловероятная в данной ситуации, возможность заключается в том, что Иран поддастся международному давлению и отступится от своих планов по созданию ядерного оружия. В последнее время из различных источников звучат заявления о том, что санкции, наложенные Совбезом ООН, смогли замедлить иранскую ядерную программу. Даже если это так, утешительного здесь мало, потому как аннулировать уже имеющиеся достижения невозможно, и «замедление» лишь задержит темп производства обогащенного урана. Эффект замедления окажет воздействие лишь на будущие разработки.

Многие страны провозглашают, что ядерное оружие в руках Ирана – это «немыслимо», однако в отношении способов предотвращения такой ситуации существует немало разногласий. Среди этих способов, в частности, дипломатические переговоры и попытки уговорить Иран, экономические санкции, возможность военной операции и весь широкий спектр производных от этих вариантов.

Все «дипломатические» попытки – переговоры, уговоры и различные предложения (включая сделку по обмену ядерным топливом) – с треском провалились. Не приходится сомневаться, что результат был предопределен: иранская стратегия основывалась на попытке выиграть время, так как в его ядерной программе, судя по всему, были серьезные задержки относительно построенных планов. Немало воды утекло, прежде чем мир понял, в чем заключается иранский подход. Иран просто не был заинтересован в каком бы то ни было соглашении, которое помешало бы ему разрабатывать ядерное оружие, если бы руководство страны приняло такое решение. Иранцы продвигались довольно быстро, а бесплодный дипломатический процесс шел слишком медленно.

Следующий этап – наложение санкций – можно назвать запоздалым и недостаточным. Даже при том, что каждый из четырех этапов введения и ужесточения санкций был жестче предыдущего и создавал сложности для иранского правительства и в меньшей мере – для иранского народа (ведь сторонники санкций не хотели вредить населению), санкции не нанесли серьезного ущерба той цели, к которой стремится Иран. Санкции не смогли пошатнуть иранский режим настолько, чтобы ему пришлось серьезно задуматься, стоит ли игра свеч. Главным «достижением» наложения санкций стал раскол между пятью постоянными членами Совбеза ООН, так что любое серьезное решение по поводу Ирана будет, судя по всему, приниматься за пределами этой организации, что существенно снизит его значимость.

Причины раскола многочисленны и разнообразны, но достаточно назвать лишь экономический аспект (включая вопросы нефти) и аспект мирового и регионального влияния, чтобы понять всю серьезность ситуации. Неизбежно напрашивается следующий вывод: если не отринуть возможность военного вмешательства и продолжать попытки заставить Иран отказаться от военной ядерной программы посредством санкций, следует настолько ужесточить их, чтобы у Ирана не осталось иного выхода, кроме как согласиться. Эти санкции должны быть всеобъемлющими (исключая лишь гуманитарный аспект) и нанести удар по торговле нефтью и торговле в целом, помешать иранским гражданам выезжать за пределы своей страны и пр.

В настоящей ситуации единственный способ коренным образом изменить ситуацию – это сменить нынешний иранский режим и убедить новый стать разумным членом международного сообщества. Пусть это и легитимное желание, но не стоит ожидать полного прекращения военной ядерной программы (как в Южной Африке в 90-е годы). Если в ближайшем будущем не будут приняты самые серьезные меры, Тегеран, скорее всего, достигнет поставленных перед собой целей, и миру придется иметь дело с ядерным Ираном, что приведет к потрясениям – как в регионе, так и во всем мире.

Автор — старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности (INSS)

 

Фотография РИА Новости

 

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
В блогах //
Израиль готовит наземную операцию в секторе Газа // ФЕДОР ЛУКЬЯНОВ
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Страна восходящей линии // МАРК ГАЛЕСНИК
Их же таки предупреждали... // АНДРЕЙ КОЖИНОВ
На Святой земле // БОРИС КОЛЫМАГИН
Развесистая архаика // ЕВГЕНИЙ КОЗАЧЕНКО