КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииЛево-право

13 ДЕКАБРЯ 2010 г. ГРИГОРИЙ ДУРНОВО

РИА Новости

 

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев объявил на всю страну, что «к массовому противостоянию и столкновениям», которые произошли 11 декабря на Манежной площади, собравшихся «подстрекала» «леворадикальная молодежь». Приходится напомнить господину министру, что левые — это те, которые за социальное равноправие, то бишь социалисты, коммунисты, анархисты и иже с ними. Вот Сергей Удальцов и Константин Косякин, которых в тот же день задержали во время акции против строительства гостиницы в Малом Козихинском переулке, — они и впрямь левые (ну и, на взгляд властей, наверняка радикалы, поскольку бунтуют). А те, кто выкрикивал на Манежной людоедские лозунги, а потом претворял их в жизнь — это, наоборот, правые, а точнее ультраправые или праворадикалы: борцы за чистоту нации и расы, одним словом.

 

Честно говоря, не думаю, что Нургалиев сознательно переводил стрелки и хотел назвать леворадикалов (активистов ли «Левого фронта», антифашистов ли, нацболов ли) виновниками беспорядков и избиений людей 11 декабря. Скорее всего, он просто перепутал, оговорился. Оговорка, естественно, для главы МВД непростительная: внимание правоохранительных органов привлекает деятельность как леворадикалов, так и праворадикалов, но общих мероприятий они не проводят почти никогда. Вопрос, однако, в том, почему же он оговорился.

Многим 11 декабря пришло в голову сравнить бесчинства на Манежной и «Охотном ряду» с акциями по 31-м числам на Триумфальной площади. В первом случае милиции и ОМОНа было явным образом недостаточно (особенно в метро, когда озверевшим (а иногда и вполне спокойным) молодчикам дали не менее пятнадцати минут на то, чтобы безнаказанно вытаскивать из вагонов тех, чьи лица им не понравились, и делать с ними что угодно). Во втором — наоборот, каждый раз хоть отбавляй. И это несмотря на то, что народу на Триумфальной бывает гораздо меньше, чем собралось 11 декабря на Манежной, и физической расправы «несогласные» ни над кем не творят. Объяснение простое: на Триумфальной — те, кто выступает против властей. Вот их надо если не давить (напомним, что 31 октября московские власти акцию разрешили), то по крайней мере держать в рамках. 11 декабря с самого начала как следует охранялся только Кремль. А группу кавказцев, на которых ринулась разъяренная толпа, пришлось защищать всего трем омоновцам. Уместно вспомнить и о том, что в близлежащих палатках не прекратили торговлю напитками в стеклянных бутылках. Соображения безопасности граждан (в том числе и рядовых милиционеров!) власть беспокоят гораздо меньше, чем соображения собственной безопасности.

Леворадикалы (некоторые из них приходят и на Триумфальную) — это как раз те, кто властей не признает. Это и антифашисты, напавшие на здание администрации Химок. Это и социалисты, выступающие против застройки. Это и нацболы, у которых националистическая риторика отошла на задний план, но которые зато атакуют государственные приемные и министерства. Акции всех перечисленных, как правило, не причиняют физического вреда людям. Но именно леворадикалы, в первую очередь, и раздражают начальство, в том числе милицейское. С ними никто не пытается договориться, их никто не собирается приручать. Неслучайно шествие памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой 19 января 2010 года, организованное антифашистами, проводить не разрешили и многих его участников грубо похватали. А 7 декабря шествие футбольных фанатов и националистов с лозунгами «Россия для русских, Москва для москвичей!» и «У*бывай скорей!» вроде как формально тоже не разрешали, но и останавливать силой не стали.

 

Для начальства лозунг, оскорбляющий «ментов», оказывается куда менее допустимым, чем призывающий бить инородцев (не исключено, что в рядах милиции последний многим созвучен). Впрочем, в последнее время члены националистических группировок стали нападать не только на выходцев с Кавказа и из Средней Азии. Мишенями их теперь становятся государственные учреждения и представители власти. И, видимо, поэтому преступников, совершавших нападения и убийства на национальной почве, стали судить со всей строгостью — в них увидели угрозу для существующего строя. Из их уст тоже услышали лозунги про «ментов» и «режим».

Тем не менее, леворадикалы остаются для власти привычными врагами. Неудивительно, что в лексиконе министра внутренних дел слово «леворадикальный» — фактически синоним слову «плохой». Вот оно и сорвалось у него с языка. Пожалуй, единственное, чем Нургалиев может исправить свою ошибку, это принять жесткие меры против тех, кто готов на месте растерзать человека только потому, что он для них — чужой.

 

Фотографии РИА Новости  / Илья Варламов  /zyalt.livejournal.com



Обсудить "Лево-право" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

С огоньком // АНТОН ОРЕХЪ
Немного о позоре // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Лучше ужасный конец // АНТОН ОРЕХЪ
Идеальная провокация // ВАДИМ ДУБНОВ
Нас много. Иногда это стоит продемонстрировать // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Сурковчата на марше // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Инфант террибль // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Власть беспорядка – беспорядок власти: с Днем Конституции! // АНТОН ОРЕХЪ
Безнаказанность толпы // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА