НОВОСТЬ ДНЯ COVID-19
07 апреля 2020 г.
6 АПРЕЛЯ 2020, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вполне причудливый у нас тут сложился политический пейзаж. Владимир Путин двинулся к вершине Олимпа, он больше не с нами. Он медленно бредет в гору средь олив и кустарников, вяло отмахиваясь от надоедливых подданных. Дескать, отстаньте уже – вот вам губернаторы провинций, вот вам кабинет министров. Спрашивайте теперь с них. А я стану только обращаться к нации оттуда. Из обители богов. Время от времени буду спускаться к вам с небес и орошать ваши истерзанные души спасительным эликсиром моих пастырских речей. Сергей Собянин своим чутким мэрским носом учуял, что замаячили некие, правда, еще не вполне оформившиеся перспективы.
  
  • Дмитрий Орешкин: Что сейчас делать властям – непонятно. В мае проводить голосование нельзя, будет выглядеть, как насмешка над карантином. А до осени отложить – тоже плохо...

  • Известия: По словам Силуанова, «тучные времена» прошли и теперь придется более эффективно распоряжаться ресурсами, которые есть у государства. 
  • Иван Беляев: Сдать тест на коронавирус это примерно как написать письмо Терешковой с просьбой сохранить нам Путина: никто не знает, как это сделать, но и писем, и тестов в итоге очень много.

КОММЕНТАРИИ
4 АПРЕЛЯ 2020, ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО

Забота властей о населении в связи с угрозой коронавируса и введением режима самоизоляции дополнилась обещаниями слежки за гражданами с помощью технологий из «цифрового будущего», напоминающего электронный концлагерь. Характерно, что о связи новых фискальных мер государства в отношении граждан и созданием в РФ «социального рейтинга», давно применяемого в Китае, заявил Александр Малькевич, связанный с «кремлевским поваром» Пригожиным.

4 АПРЕЛЯ 2020, ПЕТР ФИЛИППОВ

В стране распространяется пандемия короновируса. А дома кончаются продукты и нет денег их докупить. Ваша компания остановила производство, так как лишилась рабочих, осевших по домам и дачам. Доходов у нее теперь нет, с каких денег платить людям вынужденные отпускные – неясно. А по оценкам экономистов две трети россиян имеют сбережения, которых хватит лишь на месяц самоизоляции. Того и гляди люди, обезумев от голода и плача своих детей, пойдут громить магазины. А кое-кто отправится грабить особняки и квартиры. Есть хочется, а денег нет! Власть эти перспективы понимает? И что же она делает?

1 АПРЕЛЯ 2020, ПЕТР ФИЛИППОВ

Кризис бродит по Европе, кризис пандемии. Впереди неизбежен и тяжелый экономический кризис. Народы по-разному оказались готовы к этому. Многие, обладая богатыми природными ресурсами, не сумели развить современную науку и конкурентоспособную промышленность. Не обеспечили и достойный уровень жизни. Им в период кризиса придется нести самые большие тяготы. А все дело в том, что порядки в этих странах не создавали и не создают стимулов для развития. Потому что интересы власть имущих не соответствуют интересам простого народа. 

1 АПРЕЛЯ 2020, ДМИТРИЙ ТРАВИН

Вся отмеченная (в первой части статьи) «экзотическая» коррупционная деятельность соединяется со стандартной коррупцией, представляющей собой в России норму жизни. Если для наездов силовики специально отыскивают интересующий их успешный бизнес, а затем уже отнимают его или облагают данью, то в подавляющем большинстве случаев предприниматель должен сам приходить к чиновнику и «подставляться» под коррупцию. Такого рода стандартная процедура оборачивается двумя видами злоупотреблений: взятками и откатами.

В самых разных текстах сейчас попадается тезис о том, что, дескать, в кризисной ситуации следует отложить претензии к начальству и «дать им спокойно работать». Пусть уже делают, что могут. Мол, не надо их дергать, атаковать, обращать внимания на просчеты и ошибки. Нынче мы все в одной лодке, и, чтобы выбраться из шторма, надо грести слаженно и слушать указания рулевого.

Людей, конечно, понять можно (и нужно). Мы все напуганы, растеряны, впервые оказались в столь нетривиальной ситуации, и очень хочется почувствовать под ногами какую-нибудь опору.

31 МАРТА 2020, ДМИТРИЙ ТРАВИН

В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.

30 МАРТА 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Что же, власть (по крайней мере, московская и подмосковная), вняв вполне разумным призывам, ввела довольно жесткие карантинные меры для подведомственного населения. Можно только догадываться, почему фактическое введение режима чрезвычайной ситуации доверено хоть важным, но региональным начальникам. При всем, как говорится, уважении у мэра Собянина нет никакого права запрещать гражданам покидать жилище. Ну да ладно, не до юридических нюансов теперь, когда беда пришла. Важно то, что именно теперь жизнь москвичей (которые ограничены в возможности позаботиться о себе) в гораздо большей степени, чем раньше, будет зависеть от организационных способностей многочисленных начальников. 

27 МАРТА 2020, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Мировая дипломатия перешла на удаленку. Впервые «большая двадцатка» (G20) 26.03.2020 провела виртуальный саммит. Темой, естественно, была координация действий по борьбе с пандемией. По предложению председательствующей на G20 Саудовской Аравии саммит был закрыт для прессы, поэтому о ходе обсуждения известно лишь то, о чем захотели рассказать пресс-службы лидеров. Все предложения, высказанные в ходе онлайн-саммита, можно разбить на три группы: объединение усилий для борьбы с коронавирусом; объявление «водяного перемирия» на период пандемии; реорганизация международных институтов.

В среду телеобращения Владимира Путина к нации с замиранием сердца ждала вся страна. Потому что страна подозревает недоброе. Все последние недели начальство заверяло нас, что у них все под контролем, но мы этому как-то не очень верили. Мы точно знаем, что под контроль они могут в любой момент взять нас, а вот по поводу коронавируса были сомнения. Нельзя сказать, чтобы Владимир Владимирович их развеял, пожалуй, даже наоборот. Что бы я хотел услышать от президента своей страны, которая оказалась перед лицом ужасной опасности? Ну, во-первых, про стратегию.

26 МАРТА 2020, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Сегодня, если судить по результатам социологических опросов Левада-Центра, многие россияне разочаровались во власти, считают, что она ими манипулирует, а законы и суд —  лишь оформление административного произвола. Конституция особой роли не играет. Но эти настроения не означают, что пришло время перемен. Да, россияне понимают, что правящая бюрократия действует в корыстных интересах и собирает с них дань в разных формах. При этом большинство считает: пусть уж лучше будет такая власть, чем революция с ее жертвами. Кремль этот цинизм устраивает, ему достаточно пассивного согласия населения. И «верхи», и «низы» понимают друг друга, менять систему не желают.

 (1/1188)  Вперед